КЛЕТКА 307. Ч. 1

CellКЛЕТКА 307. Ч. 1

 

В УК РМ есть страшилка для судей в виде ст. 307:

(1) Вынесение судьёй заведомо неправосудного приговора, определения или постановления наказывается штрафом или лишением свободы на срок до 5 лет

(2) То же действие:

      а) связанное с обвинением в совершении тяжкого, особо тяжкого или чрезвычайного тяжкого

         преступления;

      с) повлекшее тяжкие последствия, наказывается лишением свободы на срок от 3 до 7 лет.

По молдавским меркам страшилка так себе. Это для немцев или французов 3-7 лет тюрьмы приравнивается к жизненной катастрофе. Для молдаван такие сроки тюремного заключения считаются “баландерскими”. Реальное наказание в РМ начинается с 12 лет лишены свободы и выше.

Согласно ст. 16 УК:

(3) Преступления средней тяжести признаются деяния, за которые уголовный закон предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет включительно.

(4) Тяжкими преступлениями признаются деяния, за которые уголовный закон предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до 12 лет включительно.

Что же получается? Если, к примеру, судья А. Санду из Яловень вынес неправосудный приговор от 30.01.2012, по которому 13 ни в чём не повинных жертв полицейской провокации были признаны виновными в совершении особо тяжкого преступления и осуждены в общей сложности на 94 года тюрьмы, то максимум что ему грозит – это 7 лет тюрьмы? Разница между тяжкими и особо тяжкими преступлениями весьма существенная хотя бы потому, что согласно ст. 91 УК осужденные за тяжкие преступления могут быть освобождены по УДО, отбыв 2/3 срока, а совершившие особо тяжкие преступления – 3/4. Таким образом, А. Санду может оказаться на свободе при самом ужасном для него раскладе через 4 года и 8 месяцев. Но все эти выкладки для плутоватого судьи А. Санду из области фантастики, тогда как число неправосудных решений, вынесенных им, исчисляются десятками, а жертвы его судейского произвола отбыли уже многие сотни лет тюремного заключения. Палач и его жертвы совсем не равны перед законом.

На наш рабоче-крестьянский взгляд, дискриминационный характер ст. 307 УК очевиден, так как она явно противоречит ст. 9, ст. 16 Конституции РМ, ст. 14 Конвенции. Усматриваем мы и противоречие со ст. 1(2) УПК:

(2) Задачей уголовного судопроизводства является защита личности, общества и государства от преступлений, а также защита личности и общества от противозаконных действий должностных лиц при расследовании предполагаемых или совершенных преступлений с тем, чтобы каждый совершивший преступление был наказан в меру своей вины и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден.

Наказание для палача не соответствует мере его вины.

Посмотрим же, как функционирует и не функционирует клетка № 307 в реальной судебно-следственной практике? Что же такое неправосудное судебное решение с точки зрения Генерального Прокурора РМ Э. Харунжен, председателя ВСМ В. Мику, судей ВСП, ЕСПЧ и членов КПЧ ООН?

Всё познаётся в сравнении:

Примеры полезнее правил. И. Ньютон

Пример № 1: Домника Маноле

Судью АПК Д. Маноле усилиями ГП и ВСМ привлекли к уголовной ответственности и попытались загнать в клетку № 307 за нарушение буквы закона в виде ст. 141(1) Конституции РМ, из текста которой следует, что число подписей в пользу проведения референдума должно быть не менее 360000 = 20000 х 18. Однако Д. Маноле вынесла решение с правом кассационного обжалования в ВСП в том смысле, что вполне достаточно и 200000, поскольку на момент принятия данного положения Высшего Закона (прямого действия) в 2000 году имелось всего 11 территориально-административных образований второго уровня (жудецов), а не 35 (районов) как в 2016. Но закон надо исполнять так, как он написан, даже если он несовершенен с юридической точки зрения или морально устарел:

DURA LEX, SED LEX!

 Удивительно, но Д. Маноле горячо поддержал бывший прокурор мун. Кишинэу И. Дьяков, который не усмотрел в её решении никакого криминала. В клетку № 307 отстранённая от должности судья так и не попала. В ней вообще никого нет. Интересно, почему? В РМ нет законов, которые бы не нарушались. Неужто ст. 307 УК является исключением?

Пример № 2: Михаила Сакара осудили 3 мертвеца прокурора Вячеслава Потынга

Приговором Суда Ботаника от 30.07.2015, вынесенном судьёй В. Стратан по делу № 1-637/14, подсудимый М. Сакара был осуждён на 6.5 лет за то, что якобы в течение 5 лет (!) с 2009 по 2014 содержал в неволе и принуждал попрошайничать бомжа-инвалида Д. Ватаву. Но, согласно справки ДПУ Минюста РМ № 2/St 1943 от 05.11.2015 М. Сакара находился в ПУ-9 в период с 04.02.2009 по 12.10.2012. Тем не менее, ВСП в весьма циничной форме отвергла даже этот не требующий доказательства общеизвестный факт на том лишь основании, что копия справки не скреплена мокрой печатью (см. с. 11 Решения ВСП от 12.04.2016). Никто из 5 судей ВСП во главе с Н. Гордилэ не захотели заглянуть в Интернет, чтобы проверить эту общедоступную информацию. Гнозиофобия молдавской Фемиды зашкаливает. Процесс установления истины практически выпал из уголовного судопроизводства.

Неправедное осуждение М. Сакара согласно вступившему в законную силу приговору основано исключительно на показаниях трёх бомжей-алкашей Д. Ватаву, И. Стратулат, В. Бережной, данных ими на стадии следствия под диктовку полицейских. Показания ещё одного бомжа И. Латус судья В. Стратан в приговор не включил. Обвиняемому М. Сакара было отказано в очных ставках с мнимыми потерпевшими Д. Ватаву. В суде он также как и его собутыльники, допрошены не были вопреки ст. 389(2) УПК, ст. 6 §3d Конвенции:

  • 3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:
  1. d) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него;

В ходе судебного разбирательства были заслушаны 3 свидетеля Е. Василевская, Е. Мунтяну и Ю. Ротарь, не имевшие даже косвенного отношения к факту и обстоятельствам вменяемых М. Сакара преступлений, предусмотренных ст. 167, ст. 302, ст. 152 УК. По ним В. Стратан присудил 6, 3, 6 лет соответственно, но в итоге сердобольный судья вывел 6.5 лет в ПУ закрытого типа. Подельница М. Сакара, его сожительница О. Чиобану, получила 5 лет условно, но 10 месяцев успела провести в ПУ-13. Судья В. Стратан совершил явный подлог, поскольку в приговоре приведены только показания свидетелей на следствии, которые весьма разнятся с теми, что они давали на суде под присягой. Е. Василевская из свидетеля обвинения в суде превратилась в свидетеля защиты, заявив, что женщина, которая наблюдала за попрошайкой-инвалидом Д. Ватаву, была по национальности цыганкой, совсем не похожей на подсудимую О. Чиобану из зала суда. Свидетель защиты И. Грицкан, который мог бы подтвердить, что М. Сакара и О. Чиобану в мае-июне 2014 работали у него на стройке в селе Баймаклия, в суд так и не был вызван. Как и в процессе Иисуса Христа, в деле М. Сакара нет двух независимых свидетелей обвинения, давших схожие показания в пользу доказательства его вины.

К сожалению, порочная молдавская традиция использовать в качестве единственного доказательства вины подсудимого показания потерпевшей стороны и показания свидетелей обвинения, которые они дали на следствии под диктовку полицейских, прочно укоренилось в судебно — следственной практике. Во всем мире свидетелей калечат, похищают и убивают, – таких сюжетов полным-полно в Голливудских фильмах, – с тем, чтобы они не могли явиться в суд и тем самым были аннулированы их первичные показания на стадии следствия. В РМ всё происходит с точностью до наоборот вопреки презумпции установления истины. Прокурор преднамеренно не обеспечивает явку в суд свидетелей с тем, чтобы в суде не были опровергнуты их первичные показания обвинительного характера. Положения ст. 389(2) УПК, ст. 6 §3d Конвенции для молдавских служителей Фемиды не указ. Их лицемерие и цинизм просто зашкаливают. Подсудимого М. Сакара содержат под арестом более 12 месяцев, чтобы он не смог повлиять на свидетелей, а сами делают всё возможное, чтобы они не выступили в суде. Ещё не доказано, что подсудимый совершил вменяемое ему преступление, а его уже подозревают в совершении нового преступления, на сей раз против правосудия, как то воздействие на свидетелей, уничтожение улик и т.д. В приговоре упоминается в качестве улик и протоколы опознаний по … фотографиям. Такое впечатление, что М. Сакара скрывался от правосудия где-то в сибирской тайге, а не содержался под арестом в ПУ-13. Почему М. Сакара было отказано во всех очных ставках, которые он требовал с момента своего незаконного ареста 09.09.2014? Почему председатель апелляционной инстанции А. Шпак даже не рассматривал ходатайство М. Сакара о вызове в суд мнимого потерпевшего Д. Ватаву и всех свидетелей??? Точно так же А. Шпак поступил и в деле № 6492/14 Rimschi vs. MDA, когда в АПК не был заслушан ни один свидетель.

По версии прокурора В. Потынга, потерпевший Д. Ватаву, а также свидетели, его собратья по ремеслу И. Стратулат, В. Бережной, И. Латус то ли пропали без вести и их месторасположение неизвестно, то ли все отравились палёной водкой, то ли все они умерли при невыясненных обстоятельствах. Самое смешное в этой грустной истории то, что прокурор В. Потынга пытался возложить вину на эти уж очень подозрительные исчезновения бомжей-попрошаек, злоупотребляющих спиртным, на подсудимых М. Сакара и О. Чиобану Такой образчик молдавского судопроизводства не мог бы присниться даже Алисе в Королевстве кривых зеркал, где правосудие вершилось всё-таки более пристойно:

– Соответствие почерка?

– Нет.

– Значит, он изменил почерк, а посему безусловно виновен.

 

Итак, вопрос: если судья В. Стратан явно нарушил ст. 6 §3d Конвенции, то должен ли он оказаться в клетке № 307? Ведь чтобы убедиться в этом более чем очевидном нарушении, не нужно быть дипломированным юристом или судьёй ЕСПЧ. Достаточно лишь бегло пролистать материалы дела.

А давайте посмотрим, какие есть на сей счёт прецеденты ЕСПЧ? Среди более чем 400 решений по Молдове есть всего одно, в котором ЕСПЧ констатировал нарушение ст. 6 §3d Конвенции. В деле № 38623/05 Plotnicova vs. MDA, 15.05.2012 ЕСПЧ весьма скрупулёзно анализирует все обстоятельства, в результате чего констатирует нарушение ст. 6 §3d Конвенции только потому, что прокурор и судьи отказались вызвать в апелляционную инстанцию свидетеля защиты О.G. вопреки требованиям подсудимой, тогда как все свидетели обвинения были заслушаны в суде и их показания неопровержимо доказывали её вину. ЕСПЧ не принял во внимание возражения правительства РМ о том, что показания свидетеля О.G. уже не могли повлиять на вынесенный обвинительный приговор.

В свете данного прецедентного решения выглядит крайне подозрительно неприемлемость жалобы № 41670/16 (№ 49495/16) Sacara vs. MDA, где три ключевых свидетеля обвинения и сам мнимый потерпевший Д. Ватаву в суде так и не были допрошены и подсудимый не имел возможности задавать им вопросы. Ситуацию усугубляет наличие в деле Sacara и других столь же вопиющих нарушений ст. 6 §1, ст. 5 §1с, §4, ст. 4 §2 Протокола № 7 Конвенции (см. в Google: Судья ЕСПЧ Йонко Грозев узаконил беззакония своих молдавских коллег). Судья Й. Грозев выносит постановление от 06.10.2016 о неприемлемости жалобы М. Сакара безо всякой мотивировки вопреки ст. 45 §1 Конвенции:

  • 1. Постановления, а также решения о приемлемости или неприемлемости жалоб должны быть мотивированными.

Тем самым ЕСПЧ узаконил на века явно незаконный приговор Суда Ботаника от 30.07.2015, к которому помимо судьи В. Стратан причастны трое судей АПК во главе с А. Шпак и ещё 5 судей ВСП во главе с Н. Гордилэ. Напомним, что согласно ст. 46 §1 Конвенции, окончательные решения ЕСПЧ подлежат обязательному исполнению Высокими Договаривающимися Сторонами.

Итак, 9 судей, незаконно осудивших М. Сакара, могут спать спокойно. Клетка № 307 им пока не грозит. Зато М. Сакара, получив известие о неприемлемости его жалобы в ЕСПЧ, впал в крайнюю ярость. В нём так закипела его цыганская кровь, что он чуть было не набросился с ножом на своего представителя в ЕСПЧ В. Римский, такую же жертву судейского геноцида, как и он сам. Как мог ЕСПЧ признать нарушение ст. 6 §3d Конвенции в деле бизнес-леди Л. Плотниковой всего-навсего за то, что в апелляционной инстанции не был допрошен какой-то весьма “левый” свидетель защиты O. G., тогда как в деле тракториста М. Сакара вообще не были допрошены 3 свидетеля обвинения? Не иначе как Л. Плотниковой удалось выкупить решение у 7 судей ЕСПЧ, среди которых был и М. Поалелунжь.

Куда пойдёт воевать с оружием в руках, выйдя на свободу, отчаявшийся до крайности М. Сакара, мы не знаем, но трактористом или шахтёром он уже точно работать не будет. Спрос на них в РМ упал почти до нуля, тогда как спрос на наёмников в горячих точках планеты будет только расти и расти.

Пример № 3: Михаила Секу продержали под арестом 10 месяцев на основе ордера на арест сроком на 10 дней

Судья Г. Гафтон по ходатайству прокурора А. Караман выносит определение Суда Хынчешть от 28.03.2005, согласно которому обвиняемому М. Секу назначается арест сроком на 10 дней с правом кассационного обжалования в АПК в течение трёх дней. Малограмотному крановщику М. Секу, не умеющего ни читать, ни писать по-румынски, адвоката не предоставили, а сам арест больше не продлевали в течение 10 месяцев вплоть до вынесения приговора, по которому его осудили на 20 лет по ст. 145(2) УК. Ни один из семи (!) свидетелей обвинения в суде так и не был заслушан.

За незаконное содержание под стражей без ордера на арест (в течение 5 месяцев) Молдова была санкционирована Решением ЕСПЧ от 11.07.2006 по делу Boicenco vs. MDA, где было констатировано нарушение ст. 5 §1 Конвенции. Казалось бы, нарушение в деле М. Секу данного положения Конвенции более чем очевидно и он имеет полное право на пересмотр дела в ревизионном порядке согласно ст. 4 §2 Протокола № 7 Конвенции:

  1. Никакое лицо не должно быть повторно судимо или наказано в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое это лицо уже было окончательно оправдано или осуждено в соответствии с законом и уголовно-процессуальным законодательством этого государства.
  2. Положения предыдущего пункта не препятствуют повторному рассмотрению дела в соответствии с законом и уголовно-процессуальным нормами соответствующего государства, если имеются сведения о новых или вновь открывшихся обстоятельствах или если в ходе предыдущего разбирательства были допущены существенные нарушения, повлиявшие на исход дела.

Является ли нарушение ст. 5 §1 Конвенции существенным? Конечно же, ДА, если следовать букве закона ст. 6 п. 44) УПК:

п. 44) существенное нарушение (viciu fundamental) в ходе предыдущего рассмотрения дела, повлиявшее на вынесенное решение – существенное нарушение прав и свобод, гарантированных Конвенцией по защите прав человека и основных свобод, иными международными договорами (МПГПП), Конституцией РМ и другими национальными законами (УПК, Исполнительный кодекс).

Однако тройка судей из Хынчешть совместно с тройкой судей АПК и пятёркой судей ВСП категорически отказались инициировать процедуру ревизии. Вынесенные 11 судьями судебные решения являются или не являются заведомо неправосудными и попадающими под действие ст. 307 УК? Если следовать букве закона, то – однозначно ДА!

Пример № 4. № 52132/16 Ivancevschi vs. MDA

Пример Д. Маноле оказался совсем не заразительным. По отношению к судье Тамара Боубэтрын процедуру уголовного преследования инициировать не удалось, хотя она вынесла по меньшей мере 3 заведомо неправосудных решения от 08.02.2016, 09.02.2016, 26.04.2016, признав необоснованными заявления о ревизии неправедно осужденных В. Римский, А. Прозор, В. Иванчевский, поданных ими на основании ст. 458(3) п. 3) п. 4) УПК. Все три определения Суда Яловень являются окончательными без права апелляционного или кассационного обжалования вопреки ст. 462(4) УПК:

4) Судебная инстанция на основании установленных фактов своим определением решает вопрос о допустимости заявления о пересмотре дела в ревизионном порядке либо приговором отклоняет его.

 

Окончательный характер решений Т. Боубэтрын явно противоречит не только ст. 462(4) УПК, но и ст. 26, ст. 119 Конституции РМ:

Статья 119 Право на обжалование. Решения суда могут быть обжалованы заинтересованными сторонами и компетентными государственными органами в соответствии с законом.

Налицо также нарушение ст. 13 Европейской Конвенции по правам человека:

Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве.

Определение от 26.04.2016 в отношении ревизуента В. Иванчевский было оспорено в ЕСПЧ, но единоличный судья Й. Грозев своим постановлением от 06.10.2016, признал жалобу № 52132/16 Ivancevschii vs. MDA неприемлемой безо всякой мотивировки, как и в случае с жалобой № 41670/16 (№ 49495/16) Sacara vs. MDA. Судья Й. Грозев считает судебное решение от 26.04.2016, вынесенное Т. Боубэтрын верным, но так и не представил до сих пор ни одного довода. Даже Генеральный секретарь Совета Европы Mr. J. Thorbjørn, Комиссар Совета Европы по правам человека Mr. N. R. Muižnieks и председатель Венецианской комиссии Mr. G. Buquicchio то ли не захотели, то ли не смогли заставить судью ЕСПЧ соблюдать Конвенцию (см. ORDO AB CHAO, HEMOTИВИРОВАННЫЕ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ЕСПЧ СЕЮТ ХАОС И СМЕРТЬ).

В соответствии с Регламентом ЕСПЧ дела М. Сакара, В. Иванчевский, М. Колесник, П. Маноил будут уничтожены 06.10.2017 (спустя 12 мес. после признания их жалоб неприемлемыми). В ответ мы будем сжигать чучело судей, изготовленных из вынесенных ими заведомо неправосудных решений. Их пепел в специальных капсулах будет размещаться в импровизированной клетке № 307.

Пример № 5. Решение ВСП от 21.03.2017 в отношении ревизуента Ю. Рэбдэу

Судьи ВСП Г. Николаев, Н. Тома, П. Морару выносят Решение от 21.03.2017, согласно которому заявление о ревизии, поданное неправедно осужденным Ю. Рэбдэу на основании ст. 458(3) п. 4) УПК, признано неприемлемым. Согласно внутреннему убеждению тройки судей Постановление № 3 КС от 23.02.2017, признавшее ст. 186(3, 5, 8, 9) УПК неконституционным, не является само по себе достаточным для инициирования процедуры ревизии согласно ст. 458(3) п. 4) УПК:

(3) Пересмотр дела в ревизионном порядке может быть заявлен в случае, если:

4) Конституционным судом признано неконституционным положение закона, примененное в соответствующем деле.

Чтобы решение ВСП от 21.03.2017 соответствовало букве закона ст. 458(3) п. 4) УПК должна выглядеть так:

4) КС признано неконституционным положение закона, примененное в соответствующем деле (за исключением ст. 186(3, 5, 8, 9) УПК и других уголовно-процессуальных норм, связанных с арестом).

Наш вердикт: Решение ВСП от 21.03.2017, также как и решение Суда Буюкань от 29.06.2016 и АПК от 13.10.2016 в отношении Ю. Рэбдэу, заведомо неправосудны, поскольку противоречат букве закона. Мы, трактористы, шахтёры, плотники и прочие неправедно осужденные гои, в упор не видим власти закона, а видим абсолютную власть судей над законом, которым они орудуют как дышлом. Вместо верховенства закона имеем абсолютное верховенство внутренних убеждений судей, которые сеют хаос и смерть. Разнорабочий Ю. Рэбдэу вот уже 8 лет выживает в касте обиженных, где такие, как он, подвергаются чудовищной эксплуатации и дискриминации. Один год в касте обиженных равнозначен, как минимум, 5 годам в камерах для осуждённых на пожизненное заключение. Куда податься ему после освобождения? Не исключено, что пойдёт на пару с М. Сакара зарабатывать деньги в горячих точках планеты.

Пример № 6: № 1649/12 Rimschi vs. MDA, 13.01.2015

Решениями ВСП от 21.05.2015 и от 20.07.2017 заявления В. Римский о ревизии, поданные им на основании ст. 4641, ст. 6 п. 44), ст. 29(4) УПК, ст. 4 §2 Протокола № 7 Конвенции были признаны неприемлемыми. Десять судей ВСП во главе с П. Морару и Г. Алергуш аргументировали свой отказ тем, что Решение ЕСПЧ от 13.01.2015 по делу № 1649/12 Rimschi vs. MDA, в котором констатировано нарушение властями Молдовы ст. 5 §3 Конвенции, не является достаточным основанием для инициирования процедуры ревизии. По их внутреннему убеждению, нарушение ст. 5 §3 Конвенции не относится к существенным, поскольку касается только меры пресечения и не могло повлиять на исход дела. Судьи постановили, что существенным нарушением, дающим право на ревизию, может быть только и только констатированное окончательным Решением ЕСПЧ нарушение судебными властями ст. 6 §1 Конвенции, гарантирующей справедливое судебное разбирательство в разумный срок. Все остальные нарушения, в том числе и серьёзные фактические ошибки, не связанные с неправильной оценкой доказательств, не в счёт. Чтобы отмеченные Решения ВСП соответствовали букве закона ст. 6 п. 44) УПК, надо кастрировать так:

п. 44) существенное нарушение в ходе предыдущего рассмотрения дела, повлиявшее на вынесенное  решение – нарушение ст. 6 §1 Конвенции, констатированное окончательным решением    

         ЕСПЧ.

По нашему дилетантскому оценочному суждению, элита судейского корпуса интерпретирует закон в гораздо более извращённой форме, чем это сделала Д. Маноле со ст. 141(1) Конституции РМ:

Титаник строили профессионалы, Ноев ковчег – дилетанты

Кстати, синтагма “существенные нарушения”, фигурирующая в ст. 4 §2 Протокола № 7 Конвенции, не совсем точно переведена с английского: “fundamental defect”. Румынский вариант “viciu fundamental” гораздо ближе к оригиналу.

Пример № 7: Самый ужасный скелет в шкафу заложили прокуроры Георге Кобзак, Влад Гузик, Иван Дьяков

Согласно ст. 6 п. 111) УПК:

111) серьезная фактическая ошибка — ошибочное установление существующих или несуществую-щих фактов из-за непринятия во внимание подтверждающих их доказательств либо из-за искажения их содержания. Серьезная фактическая ошибка не является неправильной оценкой доказательств.

Чтобы понять, что же означает на практике синтагма “серьёзная фактическая ошибка”, снова обратимся к примерам. Понятно, что если, например, пять свидетелей подтверждают показания подсудимого, но всего один их опровергает, то судья вполне может принять за истину сказанное именно одним-единственным свидетелем обвинения. Таких случаев сколько угодно, и их невозможно “разрулить” даже с помощью ЕСПЧ, который самоустранился от оценки доказательств, отдав их целиком и полностью на откуп национальным инстанциям. На сей счёт имеется решение ЕСПЧ по делу № 28342/95, Brumărescu vs. Rom, 28.10.1999, на которое так часто любит ссылаться ВСП.

Выглядит невероятно, но в деле № 2009010880 на с. 86-93 том ІІ вот уже 8 лет как завалялись четыре официальных документа:

– с. 86, Определение Суда Чентру мун. Кишинэу от 14.07.2009, вынесенное судьёй Ион Бусуйок, согласно которому подозреваемый Вячеслав Фёдоров помещается под домашний арест;

– с. 87, Ордер на домашний арест от 14.07.2009 сроком на 10 дней, начиная с момента задержания 13.07.2009, 21:00 в отношении подозреваемого В. Фёдорова;

– с. 88, Постановление прокурора Виктора Плугару от 22.07.2009 о предъявлении обвинения подозреваемому В. Фёдорову по ст. 236(2) УК – сбыт фальшивых денег в особо крупных размерах;

– с. 92-93, Протокол допроса обвиняемого В. Фёдоров от 23.07.2009, согласно которому он отказался давать показания.

Судья И. Бусуйок и прокурор В. Плугару и не подозревали, в какую бомбу замеджленного действия для всей судебной системы превратят эти ничем не примечательные документы ретивые прокуроры Георге Кобзак, который передал дело № 2009010880 в Суд Яловень, Влад Гузик и его непосредственный начальник Иван Дьяков, которые поддерживали обвинение в первой и апелляционной инстанциях. Данные документы никогда не зачитывались в ходе судебного разбирательства, о них не упоминал никто из более чем 60 адвокатов, причастных к данному резонансному делу № 2009010880 (среди них В. Бабанко, А. Урсаки, Э. Руденко, А. Боднарюк, А. Фрунзе).

Итак, согласно определению Суда Чентру от 14.07.2009, В. Фёдоров находился под домашним арестом в период времени с 13.07.2009 по 23.07.2009, а согласно приговору Суда Яловень от 30.01.2012 (вступил в законную силу 06.11.2013) тот же В. Фёдоров проводил контрольные закупки фальшивых денег без разрешения судьи по уголовному преследованию вопреки требованиям ст. 6 ЗП № 45 от 12.04.1994. Более того, в приговоре от 30.01.2012 имеются и вовсе сенсационные констатации: В. Фёдоров организовал сбыт поддельных денег в четырёх эпизодах. В трёх эпизодах, которые фигурируют в постановлении прокурора В. Плугару от 22.07.2009, добавился четвёртый: имея официальный статус обвиняемого, В. Фёдоров поставляет 21.08.2009 осужденному впоследствии на 7 лет А. Балакину 1.8 млн. фальшивых российских рублей. Однако эти констатации не имели никаких юридических последствий для обвиняемого, которые их решительно опровергал, давая показания в Суде Яловень в качестве главного свидетеля обвинения. В апелляционную инстанцию тройка судей А. Шпак, В. Гриб, И. Секриеру отказались вызвать В. Фёдорова. Два других ключевых свидетеля обвинения Р. Погребная и П. Серт в суде вообще не были допрошены вопреки ст. 6 §3d Конвенции. Выглядит и вовсе невероятно, но П. Серт был допрошен только 21.07.2009 в качестве… подозреваемого. По делу № 2009010880 имеется уже 6 (шесть) решений ВСП, но элита судейского корпуса так и не заметила в нём ни одного существенного нарушения, с тем, чтобы инициировать процедуру ревизии в соответствии со ст. 4 §2 Протокола № 7 Конвенции. Никто из них ВСП так и не увидел разницы между существующим в деле ордером на арест В. Фёдорова и не существующей санкцией судьи по уголовному преследованию на проведение контрольных закупок. Гнозиофобия молдавской Фемиды зашкаливает: ничего не вижу, ничего не слышу, никому ничего не скажу. Пусть себе болтает для одурачивания доверчивых граждан РМ верховный судебный жрец Александру Тэнасе:

Ни в одной стране мира нельзя подслушивать телефонные разговоры без разрешения судьи. Любые специальные розыскные мероприятия, проведенные вне судебного контроля, есть провокация.

 Вскоре список судей ВСП, страдающих гнозиофобией (боязнь знания) пополнится ещё двумя пятёрками, но и они не захотят опровергнуть юридический “шедевр” бывшего вице-председателя ВСП Константина Гурски:

Действия полиции абсолютно законны, поскольку ст. ст. 1321 – 136 УПК, регламентирующие специальные розыскные мероприятия, вошли в силу лишь 27.10.2012, т.е. уже после завершения следствия (по делу № 2009010880). А согласно ст. 3 УПК уголовно-процессуальный закон не имеет обратной силы.

 

Мы всё же поместим в клетку № 307 бумажные чучела А. Тэнасе и К. Гурски, изготовленные из Решений ВСП по делу № 2009010880, вместе с плюшевым Мишкой, на которого повесили кражу миллиарда долларов. Ведь и эта не раскрытая до сих пор кража века состоялась лишь благодаря судьям, страдающим гнозиофобией.

Клетка № 307 пуста ещё и потому, что и судей ЕСПЧ поразила гнозиофобия. Из более чем 400 решений ЕСПЧ по Молдове нарушение ст. 6 §3d Конвенции констатировано только в одном. Ст. 6 Конвенции для молдаван находится в ЕСПЧ под строгим запретом. Её оберегают там похлеще, чем тамплиеры оберегали Святой Грааль.

Несмотря на то, что молдавские служители Фемиды категорически не приемлют ст. 4 §2 Протокола № 7 Конвенции, нет ни одного Решения ЕСПЧ, в котором было бы констатировано её нарушение. Закон есть, нарушений закона нет. ЕСПЧ покрывает беззакония молдавских судей, объявляя 96% жалоб граждан Молдовы неприемлемыми без объяснения причин вопреки ст. 45 §1 Конвенции. Мы пришли к выводу, что для заполнения клетки № 307 первыми реальными, а не бумажными пациентами, нужны 3-5 прецедента ЕСПЧ по ст. 6 §3d и ст. 4 §2 Протокола № 7 Конвенции. Не помешает и парочка решений по ст. 1 Протокола № 4 Конвенции. Мы за ценой не постоим. Возможно, мы воспользуемся опытом американских законодателей времён А. Линкольна. Для принятия 13-ой поправки к Конституции США республиканцам не хватало 12 голосов демократов. Их пришлось купить, ибо цена вопроса была неимоверно высока: исход Гражданской войны висел на волоске. Возможно, нам пригодится и метод мега-ресторатора Константина Ивлева.

КЛЕТКА 307. Ч. 2

Об авторе admin

Научно-техническая группа PaPuRi Неформального общественно-политического движения euroliberali
Запись опубликована в рубрике ВСП с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий: КЛЕТКА 307. Ч. 1

  1. Уведомление: КЛЕТКА 307. Ч. 2 | Euroliberali.md

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *