И СЕРДЦЕ СВОЁ ОКАМЕНЕЛИ, ЧТОБЫ НЕ СЛЫШАТЬ ЗАКОНА

HeartstoneИ СЕРДЦЕ СВОЁ ОКАМЕНЕЛИ, ЧТОБЫ НЕ СЛЫШАТЬ ЗАКОНА

Тысячи подсудимых находились, находятся и будут находиться под арестом на основании ст. 395(1) п. 5) УПК, которая гласит:

(1) В результативной части обвинительного приговора должны содержаться:

5)  решение о мере пресечения в отношении подсудимого до признания  

     приговора окончательным;

Что за решение здесь имеется в виду? Смотрим ст. 6 п. 13) УПК:

13) судебное решение – приговор, определение и постановление, вынесенное

       судебной инстанцией по уголовному делу.

Посмотрим же, как на практике выглядит это решение о мере пресечения? Оно предельно лаконично и фигурирует в приговоре в виде одного-единственного предложения: мера пресечения в виде ареста сохраняется до признания приговора окончательным. И всё! Супер!

Что же получается? Одна-единственная синтагма из судебного решения, которое оспорено в апелляционном порядке, вследствие чего его действие приостановлено согласно ст. 408 УПК, с необыкновенной лёгкостью заменяет несколько десятков ордеров на арест с правом кассационного обжалования?

Например, в деле № 2009010880 девять подсудимых в период рассмотрения их жалоб в АПК с 26.02.2012 по 10.04.2013 (более 13 месяцев) находились под стражей в ПУ-13 без ордера на арест вопреки требованиям ст. 25(4), ст. 21, ст. 119 Высшего Закона (прямого действия), ст. 5 §1, §3, §4 Конвенции, ст. 9 §1, §3, §4 МПГПП. Ст. 395(1) п. 5) УПК к тому же явно противоречит ст. 186 (6, 11, 13) (отменены ЗП № 100 от 26.05.2016), ст. 177 (в редакции ЗП № 122 от 02.06.2016), ст. 25(2, 3, 4), ст. 466(1) и другим положениям УПК (см. в Google: Ras_Rimschi). Уж очень избирательными являются внутренние убеждения судей, которые более четверти века охотно приемлют столь удобное для них положение закона, категорически отрицают те положения Конституции РМ, Европейской Конвенции и МПГПП, что явно ему противоречат. Прокуроры и даже адвокаты тоже не видят ничего противозаконного в ст. 395(1) п. 5) УПК на том основании, что всё время нахождения под стражей без ордера на арест зачтено осуждённому в срок тюремного заключения.

Вместо принятия, к примеру, 13 мотивированных согласно ст. 177(11) УПК решений АПК о продлении ареста 9 апеллянтам сроком, максимум, на 30 суток, да ещё с правом кассационного обжалования в ВСП, используется одна “фиговая” синтагма из обжалованного в апелляционном порядке приговора первой инстанции, которую следует читать так: мера пресечения в виде ареста сохраняется на неограниченный срок (бывало, апеллянты находились под арестом и 2, и даже 4 года), без права обжалования, поскольку как может арестант оспорить ордер, если его нет и в помине.

Итак, ст. 395(1) п. 5) УПК экономит судебные издержки даже для такого знатного “пациента” ПУ-13, как В. Филат, который находился 3 месяца под арестом без ордера на арест только на основании оспоренного приговора Суда Буюкань. По слухам, депутаты ЛДПМ Т. Делиу и Ю. Цап готовят запрос в КС с требованием признать неконституционной ст. 395(1) п. 5) УПК. Лучше поздно, чем никогда.

Не менее знатный “постояльцы” ПУ-13 В. Платон и Д. Давитян обратился в Суд Чентру с требованием освободить их из-под стражи, поскольку действия их последних ордеров на арест давно закончилось. Возможно, найдётся судья по уголовному преследованию, сердце которого ещё не совсем окаменело и способно услышать закон.

Итак, интересно всё-таки, чем закончится противостояние: ст. 395(1) п. 5) УПК versus ст. 25(4), ст. 21, ст. 119 Конституции РМ, ст. 5 §1, §3, §4 Конвенции, ст. 9 §1, §3, §4 МПГПП?

Трактористы, шахтёры, сапожники и другие неправедно осужденные гои:

Римский В., Колесник М., Пыслару В., Балакин А., Липенков В., Чебан В., Чебан А., Сакара М., Кока И. и др.

Об авторе admin

Научно-техническая группа PaPuRi Неформального общественно-политического движения euroliberali
Запись опубликована в рубрике ВСП с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *