ЗАКОНА НЕТ В ОТЕЧЕСТВЕ МОЁМ

NolawЗАКОНА НЕТ В ОТЕЧЕСТВЕ МОЁМ

С юридической точки зрения нет условий содержания заключённых, плохих или хороших. Есть условия, соответствующие и не соответствующие действующему закону. Третьего не дано.

Любой арестант, не поленившийся заполнить все графы в формуляре Ras_Lipencov, с удивлением обнаружит, как сильно условия его нахождения под стражей не соответствуют органическому закону в виде лучшего в мире Исполнительного Кодекса РМ. Перечень нарушенных положений закона весьма внушителен: ст. 175(9), ст. 1751(1), ст. 303(1), ст. 207(3), ст. 219(4), ст. 225, ст. 226, ст. 227, ст. 240(5), ст. 251(3) ИК РМ и др.

Жаловаться на условия содержания прокурору, парламентскому адвокату, Министерству юстиции, Promo-LEX, а также в судебные инстанции согласно ст. 176 ИК РМ совершенно бесполезно. Это всё равно, что жаловаться на плохую погоду. Реальная ситуация такова, что даже частичное улучшение условий для одного-единственного заключённого может быть достигнута только за счёт их ухудшений для его сокамерников. Прежде всего это касается обеспечения жилой площадью лиц, находящихся в местах лишения свободы. Если пользоваться методологией расчёта, представленной бывшим главным архитектором Кишинёва В. Модыркэ в Решении ЕСПЧ от 10.05.2007 по делу № 14437/05 Modârcă vs. MDA, то в среднем на одного заключённого приходится не более 1м2 жилой площади (свободного жизненного пространства), тогда как ст. 225(4) ИК РМ предусматривает не менее 4м2. Эта четырёхкратная разница представляет собой непреодолимую в обозримом будущем пропасть, которую можно преодолеть только постройкой ещё 20… 30 тюрем к уже имеющимся 18.

Возьмём, к примеру, камеры № 1, № 2, № 3 строения № 1 ПУ-9, которые имеют общую площадь соответственно 13 м2, 14 м2, 28 м2. В них проживают 8 (обиженных), 5 (лыжников), 14 (лыжников). Согласно ст. 225(4) ИК, в них должно остаться максимум 3, 3 и 6 осуждённых. А если принять во внимание и требование ст. 251(3) ИК, то число постояльцев камеры № 3 надо сократить до 4. А куда девать сразу 17 лишних, когда все тюрьмы за исключением, быть может, ПУ-2 (Липкань) переполнены?

Итак, имеем явный тупик, из которого не видно выхода. Проще, наверное, упразднить ст. 225(4) и ст. 251(3) ИК РМ.

Как только более 10 осужденных из этих трёх тюремных камер обратились в Суд Буюкань с требованием всего-навсего констатировать несоответствие их жилищных условий с отмеченными выше положениями закона, против них начались репрессии. Двух наиболее активных, по мнению администрации ПУ-9, писак-кляузников Urs Robust и Motan Încălţat поместили на пару суток в камеру № 13 изолятора, где им было предоставлено по 4 м2 жилой площади , но потом их перевели в другие помещения, где этот жизненно важный показатель был даже меньше среднестатистического в 1 м2.

Этот метод столь кратковременного решения жилищного вопроса очень сильно напоминает предложение юмориста Георге Урски пропустить всё население Молдовы через Парламент и тем самым решить проблему бедности. Остальные 6 (шесть) моих клиентов (Кисик, Ленин, Снайпер, Мойка, Адвокат, Ходжа) дожидаются своей очереди немного “побарствовать”   в камере № 13 изолятора, хотя их перевод туда явно противоречит ст. 219(4) ИК РМ.

Квартирный вопрос сильно испортил постояльцев ПУ-9. Борьба за жизненное пространство идёт ожесточённая В июле 2015 была ликвидирована молитвенная комната, в евроремонт и оснащение которой Церковь Филадельфия инвестировала 30000 леев. По решению администрации ПУ-9 там было размещено 14 осужденных. Среди них по велению свыше оказалось и четверо бандитов-беспредельщиков Ю. Левинте, С. Гэинэ, А. Тулбур, Н. Лупу, проигравших в карты на бараке по 60… 80 тыс. леев. Они стали методически выкуривать с бывшей молитвенной комнаты прихожан Церкви Филадельфия и других протестантских конфессий посредством шантажа, вымогательства и богохульства.

Тюрьма имеет то преимущество, что в ней ограниченность пространства компенсируется избытком времени и хорошей компанией. Постояльцы камеры № 3 из числа христиан-протестантов, возможно, не обращали бы никакого внимания на стеснённые жилищные условия, если находились бы среди себе подобных братьев по вере. Но бандиты-безбожники своими преступлениями, попадающими под действие ст. 189, ст. 321 УК, вкупе с постоянным возведением хулы на Духа Святого, что является самым тяжким и не прощаемым грехом, всячески старались превратить молитвенную комнату в бандитскую малину, что им почти удалось. До Суда Буюкань удалось довести только дело Ю. Левинте за нанесение телесных повреждений сокамернику Р. Чиоран в марте 2016. Надеемся, что судья Г. Плэмэдялэ вынесет справедливый приговор и насильник понесёт заслуженное наказание. Преступления А. Тулбур и С. Гэинэ, совершенные ими 02.03.2017 и 15.04.2017, пока никто не торопится расследовать.

Четверо моих клиентов (В. Липенков, В. Петров, С. Ротарь, Н. Хожмики) принадлежат к де-юре не существующей касте обиженных. Но в действительности такая каста составляет не менее 10% от общего числа осужденных и подвергается чудовищной дискриминации. Если провести сравнительный анализ, то можно смело утверждать, что 10 тюремных лет в “шкуре” обиженного равносильны, как минимум, 25 годам для осуждённых на пожизненное заключение. Ни о каких спортивных соревнованиях или спектакле “Гамлете” с участием обиженных не может быть и речи. А ведь их на порядок больше, чем пж-осужденных и среди них есть неплохие спортсмены и актёры-любители, но им запрещён доступ к спортзалу, прачке, молитвенной комнате, библиотеке и другим местам общего пользования во всех ПУ.

Вопреки ст. 4 Конвенции, среди них распространён принудительный труд, они выполняют самую тяжёлую и грязную работу. Совершенно ясно, что предложенный ими пилотный проект по приведению в соответствие с законом условий их содержания реализовать на практике невозможно даже частично (см. в Google: Сколько государственных секретов спряталось в УПК?). Поэтому мы предлагаем чисто символическое восстановление социальной справедливости под девизом: “Уничтожьте нас!”, заимствованным из фильма “Энигма”.

В административном здании ПУ-9 в двухкомнатных апартаментах отбывает свой срок за мошенничество турецкий подданный Исхан, присвоивший себе сотни тысяч евро, которые доверчивые молдаване перечисляли на счёт его фирм-однодневок. Невозможно себе представить, чтобы молдаванин, оказавшийся в турецкой тюрьме за обман турецких граждан так бы там барствовал на виду у других заключённых. Скорее всего, его бы закопали в землю головой вниз. Вместо того, чтобы “кляузникам” вопреки ст. 219(4) ИК РМ менять режим содержания и отправлять в изолятор с целью их “перевоспитания”, пусть они группами по 3… 4 человека размещаются в апартаментах турка Исхана сроком на 2 недели. Пусть через такую оздоровительную процедуру пройдут хотя бы 8 обиженных из камеры № 1. Пусть им же разрешат пользоваться туалетом и водопроводом на общих основаниях наравне с лыжниками из камер № 2, № 3, которые, конечно же, будут категорически против.

Интересно, сколько денег Евросоюз должен выделить РМ на пресловутую реформу юстиции с тем, чтобы был сделан этот символический шаг по установлению законности в камере № 1 и ликвидации молдавской дискриминации и сегрегации, доставшихся нам в наследство от советского периода? Мы всё-таки надеемся, что христианин-протестант и депутат Валерий Гилецкий сможет убедить Влада Плахотнюка собственноручно разрешить обозначенную проблему и заслужить звание Влада-Освободителя. Господь воздаст! Виталий Пыслару, адвокат-правозащитник

Об авторе admin

Научно-техническая группа PaPuRi Неформального общественно-политического движения euroliberali
Запись опубликована в рубрике ВСП с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *