Аннулирование закона страшнее геноцида

NullifyАннулирование закона страшнее геноцида

 

 І. А был ли мальчик?

Принято считать, что самым чудовищным преступлением является геноцид. Но это не так. Вина за уничтожение целого народа не так велика, как вина за аннулирование закона. На любое преступление, каким бы ужасным оно ни было, можно найти управу, пока существует закон. Но если уничтожают юридический инструмент, при помощи которого можно выявить и определить преступление, тогда невозможно удалить преступление. Ибо оно обретает законный статус.

В некоторых христианских странах можно угодить в тюрьму за отрицание геноцида армян 1915. В мусульманской Турции, конечно же, такого закона нет, так как там твёрдо убеждены, что никакого геноцида не было и в помине. Были неизбежные жертвы среди мирного населения, вовлечённого властями Армении в боевые действия противоборствующих стран. В США или Испании нет ни одного законодательного акта, имеющего хотя бы косвенное отношение к факту массового уничтожения индейцев. Если верить историческим романам Фенимора Купера, то большая часть коренного населения Северной Америки пала смертью храбрых в сражениях с английскими и французскими колонистами. Тем более никто в 26 странах с развитой демократией (“золотой миллиард” планеты) не признает, что преднамеренное поголовное истребление бизонов, составляющих основу пищевого рациона краснокожих североамериканцев, было главной причиной их голодомора.

Геноцид индейцев часто оправдывают их кровожадностью, варварскими обычаями снимать скальп с побеждённых врагов, нежеланием принимать христианскую веру и т.п. и т.д. Слабым оправданием их морального облика может служить  лишь отсутствие обыкновения сжигать живьём женщин, уличённых в колдовстве, как это практиковала святая инквизиция на протяжении веков.

Итак, даже очевидным и не требующим доказывания факта физического геноцида не так-то просто дать правовую оценку и хотя бы чисто символически осудить виновных в совершении столь страшных преступлений, ибо нет соответствующего закона. Нет юридического инструментария, позволяющего однозначно ответить на вопрос: А был ли мальчик, то бишь геноцид?

Где нет закона, нет и преступления. Рим. 4 : 15

Светский (гражданский) аналог этой библейской истины представлен ст. 15 МПГПП и ст. 7 Европейской Конвенции. Их смысл сводится к тому, что никто не может быть осуждён за совершение какого-либо деяния или за бездействие, которое в момент его совершения не являлось уголовным преступлением согласно национальному или международному праву.

Ещё сложнее обстоит дело с правовой констатацией геноцида пищевого, информационного, судейского, фармакологического и др. Мы всё же докажем, что судейский геноцид в РМ не только существует, но и процветает, принимая всё более угрожающие масштабы, ставящие под сомнение молдавскую государственность

Без независимого суда государство – это не государство, а шайка разбойников.

Блаженный  Августин

ІІ. Мертворожденные и изувеченные положения закона.

Впрочем, судейский геноцид не так уж трудно выявить, поскольку он оставляет вполне зримые следы в виде огромного количества ошибочных судебных решений. Их нельзя амнистировать, как, например, ворованные деньги в обмен на таксу в 2%. Их не вырубить и топором. Они остаются на века, ибо над ними не властны даже боги.

Ошибка ошибке рознь. Рассмотрим только те из них, которые являются следствием аннулирования закона, что страшнее, как оказывается, физического геноцида. Под аннулированием надо понимать игнорирование, неисполнение, неприменение, извращение закона

Вы не цитируете Писание. Вы не приводите доводов. Подобно коварному диаволу вы извращаете Писание. Лишь Писание есть последний авторитет, а не те, кто его толкует;

– Неужели Ты (Мартин Лютер) один такой умный, а все остальные целые века пребывали в заблуждении?

Примерно такой “базар” неправедно осужденные трактористы, шахтёры и прочие малообразованные гои ведут вот уже 4 года с элитой судейского корпуса. Юридические последствия явно не в нашу пользу, хотя на нашей стороне и Закон, и Бог.

С 23.02.2016, когда КС своим Постановлением № 3 исключил “карательные” ст. 186 (3, 5, 8, 9) из УПК, в РМ действует лучший в христианском мире уголовно-процессуальный закон. Вся беда в том, что он не исполняется в повседневной судебно-следственной практике

В христианстве нет никакого недостатка. Единственная беда в том, что вы, христиане, не применяете в жизни ваше учение. Мохандас Ганди.

В СМИ нередко можно встретить синтагму “платное правосудие”. Платное в том смысле, что за применение в соответствующем деле тех или иных правовых норм надо платить. К слову, Постановление 3 № КС от 23.02.2016 тоже было принято не за бесплатно. Подробности на сей счёт могли бы поделиться В. Платон и Р. Усатый.

Однако реальная ситуация ещё трагичнее. Есть положения закона, которые категорически не продаются. Их нельзя купить ни за какие деньги. Так, двое судей предпенсионного возраста согласились было применить за скромные 30000 евро наличными ст. 458(3) п. 4) УПК, но очень быстро смекнули, что им не хватит и 300.000 евро за операцию по смене пола, чтобы надёжнее спрятаться от своих разъярённых коллег по судейскому цеху где-то на островах Полинезии.

Принимая Постановление № 3 КС, высшие судебные жрецы РМ совершенно не приняли во внимание ст. 458(3) п. 4) УПК:

(3) Пересмотр дела в ревизионном порядке может быть заявлен, если:

(4) КС признано неконституционным положение закона, применённое в соответствующем деле,

на которую, собственно говоря, и рассчитывали заинтересованные заказчики (плательщики).

Вначале районные суды вопреки ст. 460(1, 61) УПК не хотели даже принимать заявления о ревизии. Дольше всех упорствовали Суды Ботаника, Хынчешть, Стрэшень, а быстрее всех аннулировал ст. 458(3) п. 4) УПК Суд Яловень.

Своим окончательным определением от 26.04.2016, вынесенном судьёй Т. Боубэтрын в отношении ревизуента В. Иванчевский, в чём ретивую судью тут же поддержали ГП, ВСМ и даже ЕСПЧ, который своим постановлением от 06.10.2016 о неприемлемости жалобы № 52132/16 Ivancevschii vs. MDA узаконил на века беззакония молдавской Фемиды. Ведь согласно ст. 46 §1 Конвенции все решения ЕСПЧ подлежат обязательному исполнению Высокими Договаривающимися Сторонами. Не беда, что в постановлении от 06.10.2016, выписанном судьёй Й. Грозев, полностью отсутствует какая-либо мотивировка вопреки ст. 45 §1 Конвенции, которая гласит:

  • 1. Постановления, а также решения о приемлемости или неприемлемости жалоб должны быть мотивированными.

Главный контраргумент судьи-камикадзе Т. Боубэтрын состоял в том, что Постановление № 3 КС не имеет обратной силы, а ст. 186(5, 9) УПК, которые были применены в деле В. Иванчевский (его арест на 90 суток продлевался 4 раза), относится лишь к мере пресечения и никоим образом не могли повлиять на исход дела. Эти контраргументы фигурируют почти во всех судебных решениях первых и апелляционных инстанций, но они ещё не вступили в законную силу.

Контраргументы Т. Боубэтрын представляют собой явную отсебятину, так как нигде в ст. 458(3) п. 4) УПК или в других законодательных актах не сказано о каких-либо ограничениях на “положении закона, применённое в соответствующем деле”.

Чтобы окончательное судебное решение Т. Боубэтрын соответствовало закону, ст. 458(3) п. 4) в изувеченном (кастрированном) виде должно звучать примерно так:

4) КС признано неконституционным положение закона, применённое в соответствующем деле за исключением уголовно-процессуальных норм, связанных с продлением ареста.

Заметим, что заявление В. Иванчевского, представленное на типовом ФОРМУЛЯРЕ БОГА, содержит и ряд аргументов в пользу ревизии на основании ст. 4 §2 Протокола № 7 Конвенции, ст. 25(4) Конституции РМ, ст. 186(11) УПК. Но Т. Боубэтрын их начисто проигнорировала, как будто их и нет вовсе вопреки ст. 45 §1 Конвенции, ст. 29(4) УПК, ст. 20 Конституции РМ.

Выглядит очень странно, но судебные власти не стали тиражировать явный ляпсус от 26.04.2016 и использовать его в качестве прецедентного. Власти изменили тактику и вместо окончательных определений суда согласно ст. 313(6) УПК судебные инстанции стали штамповать приговоры с правом обжалования.

Так спустя почти 6 мес. в приговоре от 18.10.2016, вынесенном  судьями М. Жуганарь, А. Санду, К. Албу (вместо неё на судебном заседании присутствовал К. Крецу или К. Албу сделала операцию по смене пола и стала выглядеть как К. Крецу?) в отношении ревизуента М. Колесник фигурирует уже другой более убийственный аргумент: заявитель осуждён по ст. 171(3), ст. 174(1) УК, которые… Постановлением № 3 КС не были признаны неконституционными (?!). No comment! На фоне столь  абсурдной мотивировки выглядят сущими пустяками такие “мелкие” нарушения процедуры, как нарушение ст. 33(3) УПК, согласно которой судьи А. Санду и К. Крецу, вынесшие приговор Суда Яловень от 25.10.2013, не могли по закону рассматривать заявление М. Колесник о пересмотре того же дела в ревизионном порядке.

Итак, вместо окончательного определения суда, коего удостоился до настоящего времени лишь один “счастливчик” В. Иванчевский, менее удачливый М. Колесник получает приговор с правом обжалования в кассационном порядке, но АПК превращает конституционную жалобу заявителя в апелляционную и выносит решение 21.12.2016 с правом кассационного обжалования в ВСП. До неё добрались лишь 3 ревизуента из более чем 60. Некоторые из них не могут преодолеть барьер первой инстанции. Тот же суд Яловень (судьи Т. Боубэтрын, А. Санду, К. Крецу, Ю. Счастливый, М. Жуганарь) вот уже 12 мес. никак не может определиться с заявлением В. Римского от 25.02.2016, представленном на том же ФОРМУЛЯРЕ БОГА. В любой нормально функционирующей судебной системе Генеральный прокурор Э. Харунжен или на худой конец Председатель союза адвокатов РМ Н. Лозан давно бы подали в ВСП жалобу на отмену в интересах закона согласно ст. 4651 УПК, но местечковая юриспруденция в этом совершенно не нуждается. На столь неуклюжее аннулирование ст. 458(3) п. 4) УПК никто не обращает никакого внимания, и даже адвокаты – правозащитники А. Нэстасе, С. Павловский, А. Урсаки, Р. Задойнов, А. Постикэ, Э. Руденко, В. Грибинча, А. Боднарюк, И. Ротару и др., к которым мы не раз взывали о помощи, не хотят и слышать о разработанном нами с Божией помощью ФОРМУЛЯРЕ БОГА. Ст. 458(3) п. 4), также как и ст. 4651 УПК, которые в национальной юриспруденции не применялись  ни разу, были мёртворожденными с самого начала. Прокуроры, обязанные согласно ст. 124(1), ст. 125(5) Конституции РМ защищать права и свободы граждан и подчиняться только закону, уже прозвали ФОРМУЛЯР БОГА происками диавола, в чём их активно поддержал митрополит Владимир.

ІІІ. Comitando, Omitando, Eligendo.

Незадолго до своего распятия Господь Иисус Христос рассказывал притчу о царе, устроившем брачный пир для своего сына. Однако приглашённые равнодушно отказываются принять приглашение на торжественное мероприятие, а некоторые из них даже убивают приглашающих их слуг.

Разгневавшись, царь отправляет свои легионы уничтожить не только убийц своих слуг, но и сжечь их город (Матф. 22 : 7).  Разве можно одинаково наказывать тех, кто просто проигнорировали приглашение на свадебный пир, и тех, кто совершили столь тяжкое преступление, как убийство ни в чём не повинных людей?

Чтобы прояснить этот вопрос, обратимся к самой развитой системе человеческого правосудия, каким является римское право. В нём предусматривались три категории виновности:

Comitando – виновность по причине явного нарушения закона;

Omitando – виновность по причине упущения (невыполнения какого-либо закона);

Eligendo – виновность, которая не имеет ничего общего с каким-либо законом, но подразумевает право выбора, его использования и ответственность за свой выбор.

Совершенно очевидно, что убийцы слуг царя должны быть наказаны согласно “Comitando”, а жители города, только пренебрегшие приглашением царя – согласно “Eligendo”.

Так и Домника Маноле за ошибочную, по мнению ГП, интерпретацию ст. 141(1) Конституции РМ должна быть наказана согласно Eligendo, тогда как судьи А. Санду, К. Крецу, Т. Боубэтрын, В. Олэреску, К. Албу, М. Жуганарь, И. Плешка, К. Ульяновский, А. Шпак, Н. Тома, П. Морару, Г. Николаев, Ю. Беженару, О. Стерниоалэ, Л. Гафтон, Г. Йову, Е. Кобзак, Г. Морозан, Е. Карпенко, Д. Мунтяну, Е.Костюк и ещё несколько десятков судей, отказавших в пересмотре уголовных дел вопреки ст. 458(3) п. 4), ст. 2(2), ст. 6 п. 44) УПК, ст. 4 § 2 Протокола № 7, ст. 6 § 3d, ст. 5 § 1с, § 3, § 4 Конвенции, ст. 8, , ст. 25(4) Высшего закона (прямого действия) – согласно “Comitando”, т.е. согласно ст. 307 УПК. В нашем списке судей, возможно, подлежащих наказанию  (порицанию) согласно “Eligendo”, пока фигурирует лишь судья столичного сектора Чентру мун. Кишинэу С. Булару. Но его пока миновали такие горькие чаши испытаний, как рассмотрение ФОРМУЛЯРА БОГА и ФОРМУЛЯРА ТРАКТОРИСТА. Зато он единственный, кто в отличие от своих коллег Е. Карпенко, Е. Костюк, Д. Мунтяну догадался отклонить от себя компетенцию и не приводить всякие абсурдные контраргументы, якобы доказывающие необоснованность многочисленных жалоб, в которых мы требовали констатировать очевидные нарушения ст. 175(9), ст. 1751, ст. 303(1), ст. 225, ст. 226 ИК РМ, ст. 186(11) УПК в наших уголовных делах. Всё идёт к тому, что именно С. Булару будет отдуваться, в скором будущем, за грехи всего судейского корпуса РМ в ЕСПЧ и КПЧ ООН, от которых мы пока безуспешно добиваемся устных слушаний по массовым нарушениям закона, которые молдавские власти безнаказанно творят в режиме нон-стоп вот уже 25 лет. Надежд остановить судейский геноцид внутренними средствами правовой защиты нет решительно никаких. Индекс верховенства закона РМ может опуститься с 0.49 до нуля и ниже, но это никто и не заметит.

ІV. “Окровавленные” правозащитники.

Чтобы оставаться морально чистыми, некоторые из фарисеев – идеалистов ходили по городу, не поднимая головы, дабы не увидеть чего-то плохого и не оскверниться. Поэтому в результате столкновения с различными предметами их лоб или нос почти постоянно кровоточили. Но самая большая проблема заключается в том, что фарисеи присутствуют во всех нациях, что особенно заметно в наши дни. С тех пор как Андрей Нэстасе взял на себя тяжелейшую ношу Генерального прокурора от порабощённого молдавского народа, мы неоднократно пытались привлечь его внимание к тем чудовищным преступлениям молдавской юстиции по уничтожению закона и подмене его воровскими понятиями и традициями (см. в Google: Генеральным прокурором РМ может быть и дрессированная обезьяна или даун). Однако не только он, но и другие юристы – правозащитники, такие как В. Грибинча, А. Постикэ, Р. Задойнов, П. Мидриган, В. Нагачевский, Э. Руденко, А. Боднарюк, А. Урсаки, И. Попа, И. Ротару своими действиями и бездействиями стали на сторону бандитов в судейских мантиях. В список “окровавленных” правозащитников смело можно включить весь адвокатский корпус хотя бы потому, что КПЧ ООН не вынес по РМ ни одного решения. Все жалобы молдавских граждан объявляются неприемлемыми на том, мол, основании, что РМ не ратифицировала Первый Факультативный протокол к МПГПП (см. в Google: Почему КПЧ ООН отказывается рассматривать индивидуальные жалобы граждан Молдовы?).

Трактористы, шахтёры и другие неправедно осужденные гои, штурмующие цитадель беззаконий:

Валентин Римский, Михаил Колесник, Михаил Секу, Валентин Липенков, Роман Гогу, Александр Чебан, Василий Чебан, Ион Кока, Василий Петров и др. при участии автора книги “Галилеянин” Лучиана Кристеску, юристов-консультанток Владимира Жириновского, Натальи Поклонской, Лауры Кодруцэ Ковеси, Ильи Мильмана; проф. Walter Veith (Южная Африка); авторов фильмов “Великий заговор против Христа и его народа”, “Баррикады избранных” и др. Игоря Вороны и Анжелы Вишня; журналистов — правозащитников Олега и Геннадия Брега.

Книга на эту тему: АННУЛИРОВАНИЕ ЗАКОНА СТРАШНЕЕ ГЕНОЦИДА

Об авторе admin

Научно-техническая группа PaPuRi Неформального общественно-политического движения euroliberali
Запись опубликована в рубрике ВСП с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий: Аннулирование закона страшнее геноцида

  1. Николай Михайличенко говорит:

    Афиняне убили Сократа. Самосцы сожгли Пифагора. Иисус, был приговорен Пилатом к распятию. История ни кому их них не подтвердила справедливость наказания. Справедливость наказания по-прежнему, является одной из основных проблем в обществе в целом. Сотни вопросов, после казни этих знаменитых людей, так и не получили вразумительного ответа. А правоведы на протяжении веков старательно обходили эти вопросы стороной.
    Никодим, член еврейского Синедриона был близко знаком с Иисусом Галилеянином, не обмолвился ни единым словом о суде (Ин.19,39), вместе с еще одним членом Синедриона, Иосифом из Аримафеи, согласно Евангелию, они позаботились о погребении Иисуса. Еще один известный член Синедриона-Гамалиил, учитель Павла, также обошел молчанием это событие. К тому же, Никодим и Гамалиил голосовали за смертный приговор Иисусу. Все члены Синедриона, кроме Иосифа из Аримафеи, одобрили смертный приговор (Лк.23.51). Сам Павел по этому поводу молчит, ничего не пишет о суде, хотя известно, что он учился судопроизводству и теологии в Иерусалиме, предположительно в то же время, когда произошел суд над Иисусом Христом. Это было наспех проведенное военное судебное разбирательство, весьма распространенное для того времени.
    Один из самых известных писателей античности древнеримский историк Тацит в своей «Истории» ни словом не упоминает о распятии Христа, словно подтверждая мысль о том, что событие это ничего не значило для прокураторов и императоров и их историков. После того, как церковь получила государственный статус, появились «Деяния Пилата» (Acta Pilati)- рассказ о суде над Иисусом, явно подложным.
    Тема суда над Христом оказалась запредельной. Она не могла не поразить, не увлечь, не захватить целиком своим учением, и не привести к переоценке и переосмысливанию многих житейских истин. Её невозможно рассматривать вне библейского повествования.
    Об Аннулировании закона мы читаем в книге Л. Кристеску «Галилеянин», оно прописано согласно каноническому Евангелию. Современные судьи слишком часто нарушают законы. Очень часто СМИ информируют нас об увеличении фактов противоправной деятельности со стороны судей. А сколько неправомерных действий судей в ходе судебного процесса остаются неизвестными? Факты аннулирования закона могут возбудить общественное мнение против желаемого решения властей.
    В Главе 11 «Парадокс прощения» в параграфе «Логика и истина» на странице 274-275, Л. Кристеску пишет: «Какое преступление по вашему мнению, является самым большим и страшным на земле?» Опытный судья уже имел готовый ответ. Он ответил: «Возможно, вы ожидаете, что я скажу: величайшим преступлением является геноцид. Но это не так. Вина за уничтожение целого народа не так велика, как вина за аннулирование закона. На любое преступление, каким бы большим оно ни было, можно найти управу, пока существует закон. Но если уничтожают инструмент, при помощи которого можно выявить и определить преступление, тогда невозможно удалить преступление. Ибо оно обретает законный статус. Поэтому не может быть более страшного преступления против справедливости и нации».
    Кристеску четко придерживается линии, — закон не следует нарушать, многократно повторяя, что между законом и благодатью не существует противоречия, а тесная связь. Для верующего человека знакомого с Евангелием эта истина прописная, она является откровением, скорее всего для людей, не посвященных в историю жизни Иисуса. Кристеску имеет ввиду применение закона как внешнего фактора воздействия на поступок человека.
    На наш взгляд, здесь следует разделять религиозный аспект проблемы, и современный юридический. Обычный юридический анализ, используемый современниками в своей профессиональной деятельности малоэффективен.
    Индекс верховенства закона — один из важнейших показателей правового государства. Азиатские «диктатуры развития», где диктатура закона, например, в Сингапуре, шли к своим целям, не всегда соблюдая, вопросы прав и свобод. А теперь они превратились в современные демократии и символы восточноазиатского капитализма.
    К сожалению, равенство всех людей перед законом, который часто нарушается самими судьями или судами, часто формальное, несмотря на то, что законом допускается пересмотр дела в случае подтверждения нарушений. Однако на практике все обстоит иначе. Коллегии судей препятствуют рассмотрению жалоб граждан. У граждан есть формальная возможность, обратившись в квалификационную коллегию судей, воздействовать на судью нарушающего закон. Но чаше всего эти жалобы бессмысленны, так как их рассматривают сами судьи, на которых и писались эти жалобы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *