Судьям нужна тюрьма вместо денег

Судьям нужна тюрьма вместо денег

 

 

Уважаемые спонсоры и доноры судебной системы РМ Pirkka Tapiola, James D. Pettit, Phil Batson, Ulrike Knotz, Pascal Vagogne,

Уважаемые оппоненты и критики судебной системы РМ Андрей Нэстасе, Константин Кейану,

Прокурорам и судьям деньги для пресловутой реформы юстиции определённо не нужны. Им нужна тюрьма. Помогите определить туда хотя бы одного из служителей местной Фемиды за принятие явно незаконных решений, коих хоть пруд пруди. Их количество в последнее время резко возросло в связи с Постановлением № 3 КС от 23.02.2016, признавшим неконституционными “репрессивные” ст. 186(3, 5, 8, 9) УПК, что пробудило от вечной “спячки” ст. 458(3), п. 4), ст. 460(1, 61) УПК, от чего прокуроры и судьи пришли в неописуемую ярость. Ведь согласно действующему уголовно-процессуальному закону предстоит пересмотреть в ревизионном порядке сотни и сотни уголовных дел, в которых нарушений процедуры и по существу дела больше, чем в процессе Иисуса Христа.

По нашему твёрдому убеждению, реальная реформа юстиции начнётся лишь тогда, когда заработает на полную катушку доселе “мёртвая” ст. 307 УК РМ, предусматривающая до 7 лет лишения свободы для судей, принявших решение вопреки закону. Для прокуроров нет такой правовой нормы, а на столь же “мёртвую” ст. 320 УК РМ им глубоко наплевать. Прокуроры давно превратились в касту непогрешимых жрецов, которые вершат правосудие по обычаям африканского жертвоприношения.

Приведём лишь несколько примеров судейского геноцида. Судьи Олег Мельничук, Луиза Гафтон, Михаил Макар, Юрий Молдован, Андрей Гуцу, Людмила Барбос, Александру Санду, Тамара Боубэтрын уже успели объявить неприемлемыми или необоснованными заявления, поданные в судебные инстанции неправедно осужденными Алексей Бисеров, Валентин Липенков, Пётр Павлюк, Михаил Секу, Иван Сарев, Андрей Баркарь, Валентин Римский, Траян Прозор, Александр Балакин на основании ст. 458(3), п.4) УПК и ст. 4 §2 Протокола № 7 Конвенции. Более осмотрительными оказались судьи из столичных секторов Чентру, Чокана, Буюкань, районных судов Чимишлия, Криулень, Стрэшень, Флорешть, Резины, Кэлэрашь, которые пока выжидают и никак не реагируют на заявления о пересмотре дела в ревизионном порядке согласно прилагаемому образцу.

В качестве главного аргумента для отказа в ревизии приводится пункт (4), с) Постановления № 3 КС от 23.03.2016:

с) Действия настоящего постановления не распространяются на лиц, находящихся под арестом, в отношении которых имеется обвинительный приговор, а дело рассматривается в апелляционной инстанции.

За столь неотразимым, как им кажется, доводом, судьи спрятались, как за каменной стеной, совершенно не подозревая, что этим явили миру яркий образец судейского произвола. Особенно преуспел на этом неблаговидном поприще председатель суда сектора Рышкань Олег Мельничук, сразивший наповал заявителя потрясающим откровением: Постановление № 3 не имеет обратной силы, а посему оставь надежду всяк к нам постучавший. Из-за отсутствия “обратной силы” судьи наделили себя привилегией не исполнять органический закон в виде действующих положений ст. 3, ст. 458(3), п. 4), ст. 460 (1, 61) УПК. А на ст. 2 УПК, ст. 4 §2 Протокола № 7 Конвенции в свете имеющихся почти в каждом уголовном деле нарушений ст. 186(11) УПК, ст. 175(9), ст. 303(1) Исполнительного Кодекса РМ, ст. 25(4) Конституции РМ, ст. 5 §3, §4 Конвенции им и вовсе наплевать.

Что же означает на самом деле эта загадочная для простого люда формулировка “постановление не имеет обратной силы”. Поскольку с юристами у нас в стране явная напряжёнка, попросим ответить на этот вопрос обладателя Хрустальной совы клуба “Что? Где? Когда?” Григория Алхазова из Кишинёва  Вот что сказал главный знаток РМ: “Сиё означает, что арестанты, которые находились под стражей 12 и более месяцев до вынесения им судом первой инстанции обвинительного приговора, продолжают оставаться в заточении в течение всего периода рассмотрения их апелляционных жалоб апелляционной инстанцией. Ещё сие означает, что до 23.02.2016 положения ст. 186(3, 5, 8, 9) УПК считались конституционными и их применение к подсудимому не является нарушением прав человека и основных свобод.

Даже если бы пункт (4), с) постановления выглядел бы так/, как этого очень хочется судье Юрию Молдован из Анений Ной:

с) Действие настоящего постановления не распространяется на лиц, находящихся под арестом, в отношении которых имеется обвинительный приговор (точка), то даже такая “кастрированная” формулировка не может аннулировать ст. 458(3), п. 4) ст. 460(61) УПК. Эти правовые нормы служители молдавской категорически не хотят исполнять, прекрасно зная, что их за проявленное вопиющее беззаконие не посадят в тюрьму, поскольку ст. 307, ст. 320 УК РМ существует только на бумаге и в судебно-следственной практике не применялись никогда.

Если внимательно проанализировать прилагаемые произведения судей-передовиков, то складывается впечатление, что дипломы юристов они купили в разных “саунах”. Наиболее изобретательной оказалась судья-трансформен из Яловен Тамара Боубэтрын, которая лихо трансформировала заявление на основании ст. 458(3), п. 4) УПК в жалобу на основании ст. 469(1), п. 18) УПК и даже предоставила 15 дней на обжалование определения судьи от 01.04.2016, которое вполне сойдёт за первоапрельскую шутку. Но это решение, как только оно вступит в законную силу, можно будет обжаловать в ЕСПЧ или КПЧ ООН, а вот что делать дальше с “трогательными” посланиями председателей районных судов Олега Мельничук, Луизы Гафтон и Михаила Макар, отказавшим заявителям в свободном доступе к правосудию вопреки ст. 19 УПК, ст. 20 Конституции РМ, не совсем понятно. Дело в том, что действие ст. 6 §1 Конвенции не распространяется на такую тупиковую для просителей ситуацию, когда имеет место явный судейский произвол. Обращаться в Минюст или ВСП с жалобами на отказ в правосудии совершенно бесполезно. Предлагаем Андрею Нэстасе и Константину Кейану всё-таки проинформировать общественность, кто из судей купили дипломы в сауне у Бориса Сосна, где ему так часто ассистировали такие мэтры местечковой юстиции, как Георге Аворник и Тео Кырнац, которые приложили немало усилий к тому, чтобы молдавская Фемида стала столь гибкой и пластичной. Не просить же об этом одолжении Институт государства и права АН РМ. В царстве беззаконий, где прокуроры и судьи не признают правило арифметики, логику Аристотеля и библейские истины, не может быть и науки как таковой. Столь же бесполезно обращаться и к иерархам церкви, включая протестантские конфессии. В РМ святые отцы и пасторы отродясь не подавали голоса в защиту прав человека, постоянно призывая паству во всём подчиняться властям.

Однако Андрей Нэстасе и Константин Кейану подозрительно долго молчат по поводу Постановления № 3. Неужто и у них купленные дипломы юриста и журналиста? Почему-то они не хотят заставить власти столь же буквально прочесть и исполнить ст. 458(3), п. 4), ст. 460 (1, 61) УПК, как ВСП прочитала и исполнила ст. 141(1) Конституции РМ, аннулировав 400000 подписей в поддержку проведения всенародного референдума.

А теперь предложим Генеральному Прокурору Эдуарду Харунжен изучить прилагаемое “криминальное чтиво”. Вдруг у него появится непреодолимое желание подать жалобу на отмену в интересах закона согласно ст. 4651 УПК, которая тоже не применялась никогда.

Хотя зачем нужен порабощённым гражданам РМ такой изыск западной демократии, как прецедентное право, когда у них есть прецедент Плахотнюка, захватившего в плен и закон, и времена, и целое государство?

Без независимого суда государство – это не государство, а шайка разбойников. Блаженный Августин, Валентин Римский, Олег Брега, Эдуард Руденко.  

Об авторе admin

Научно-техническая группа PaPuRi Неформального общественно-политического движения euroliberali
Запись опубликована в рубрике Право с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *