Почему синтагму “реформа юстиции” надо упразднить

Почему синтагму “реформа юстиции” надо упразднить

Постановление № 3 КС от 23.02.2016 упразднило синтагмы “90 суток” и “исключительный случай”, исключив их из уголовно-процессуального закона. Предлагается объявить бойкот и синтагме “реформа юстиции”, равно как и производным от неё как то “реформа прокуратуры” , “реформа судебной системы” и тому подобные словосочетания, давно утратившие свой изначальный смысл.

В самом деле, о какой реформе может идти речь, если прокуроры не в состоянии дополнить свой профессиональный лексикон, состоящий только из двух ключевых слов “неприемлемо” и “необоснованно” хотя бы ещё двумя междометиями: “ДА” и “НЕТ”. Прокуроры предпочитают замалчивать элементарные вопросы, возникающие практически в каждом уголовном деле. Вот как выглядит типовой вопросник по делу № 2009010880, которое они не могут осилить в течение 7 лет.

  1. Были или не были применены в деле положения ст. 186(5, 9) УПК, признанные неконституционными? Сколько времени надо прокурору, чтобы ответить ДА или НЕТ? Правильный ответ – ДА, поскольку арест подсудимых продлевался 9 раз на 90 суток!
  2. Применение положений ст. 186(5,9) УПК в соответствующем деле является ли достаточным основанием для его пересмотра в ревизионном порядке? ДА или НЕТ? Правильный ответ – ДА в соответствии со ст. 458(3) п.4), ст. 460(G1) УПК!
  3. Были или не были применены в деле положения ст. 186(11) УПК, ст. 175, ст.303(1) Исполнительного Кодекса РМ? ДА или НЕТ? Правильный ответ более чем очевидный – НЕТ, поскольку подсудимые в период с 26.02.2012 по 10.04.2013 более 13 месяцев находились в ПУ-13 без ордера на арест вопреки требованиям ст. 186(11) УПК, а на стадии следствия, имея процессуальный статус обвиняемых, находились под стражей в ИВС МВД (изолятор смерти) от 36 до 42 суток вопреки положениям ст. 175(9), ст. 303(1) ИК РМ.

Прокурорам невдомёк, что подсудимые в течение 13 месяцев не имели процессуальной возможности обжаловать законность ордера на арест, как того гарантирует ст. 25(4) Конституции РМ: “Законность ордера на арест может быть обжалована в вышестоящую судебную инстанцию”. А как подсудимые могли обжаловать законность ордера, если его не было и в помине?

  1. Являются или не являются положения ст.4 §2 Протокола № 7 Конвенции составным элементом национального (молдавского) уголовно-процессуального права? ДА или НЕТ? Правильный ответ – ДА согласно ст. 2(2) УПК.
  2. Является или не является неприменение в соответствующем деле ст. 186(11) УПК, ст. 175(9), ст. 303(1) ИК РМ существенным нарушением, повлиявшим на исход дела, в свете положений ст. 25(4) Конституции РМ и ст. 4 §2 Протокола № 7 Конституции? ДА или НЕТ? Правильный ответ – ДА хотя бы потому, что только благодаря незаконному содержанию обвиняемых в ИВС МВД более 72 часов их могли допрашивать согласно материалам ночью после 22:00 и принудить оговорить себя и своих подельников.
  3. Были или не были применены в соответствующем деле ст. 6 ЗП № 45 от 12.04.1994, ст. 101(5), ст. 63(7), ст. 251(1), ст. 94(1) п.11), ст. 96(1) п. 4), ст. 90(3) п.8) УПК, ст. 111(1) g) УК, ст. 6 §3d, ст. 4 §2 Протокола № 7 Конвенции? ДА или НЕТ? Правильный ответ – НЕТ, поскольку только применение ст. 101(5) УПК влекло за собой оправдание всех фигурантов. О каком соблюдении положений ст. 6 §3d Конвенции может идти речь, если один из главных свидетелей обвинения был допрошен только в день своего ареста 21.07.2009 в качестве… подозреваемого? А кто из прокуроров вспомнил о существовании ст. 6 ЗП № 45 от 12.04.1994, когда контрольные закупки осуществлял подозреваемый, находящийся по решению суда под домашним арестом?
  4. Прокуроры, которые вели дело № 2009010880, защитили или не защитили права подсудимых, гарантированные ст. 186(11) УПК, ст. 175(9), ст. 303(1) ИК РМ, ст. 25(4) Конституции РМ, ст. 6 ЗП № 45 от 12.04.1994, ст. 101(5), ст. 63(7), ст. 251(4), ст. 94(1) п. 11), ст. 96(1) п.4), ст. 90(3) п.8) УПК, ст. 111(1) g) УК, ст. 6 §3d, ст. 4 §2 Протокола № 7 Конвенции, как того обязывает их ст. 124(1), ст. 125(5) Конституции РМ??? ДА или НЕТ? Правильный ответ – НЕТ! Хватит ли у прокурора смелости возразить? Если прокуроры и впредь будут игнорировать предлагаемый вопросник, то они автоматически становятся “немыми утками” в компании с прокурором Валериу Кырлан из Яловень, носящим это “почётное” звание вот уже 2 года. В течение всего этого времени ему не хватило то ли ума, то ли указаний начальства с тем, чтобы опровергнуть хотя бы один из более чем 20 аргументов, представленных в заявлениях о пересмотре дела в ревизионном порядке на основании ст. 458(3) п.2), п.3), п.4) УПК. Прокурор самым наглым образом проигнорировал ст. 120, ст. 124(1), ст. 125(5) Конституции РМ, а также констатации определения суда Яловень от 20.05.2015: “Неполное рассмотрение всех представленных в заявлении о ревизии аргументов является нарушением ст. 19 УПК, ст. 20 Конституции, ст. 6 §1 Конвенции”. Согласно ст. 120 Конституции, вступившие в законную силу судебные решения подлежат обязательному исполнению, а их неисполнение должностными лицами наказывается согласно ст. 120 320(2) УК тюремным заключением до 3-х лет. Заслуживает прокурор Валериу Кырлан уголовного наказания за неисполнение окончательного судебного решения? Безусловно, ДА. А те судьи, которые активно поддерживают заговор молчания “немых уток” в лице таких блюстителей закона, как Валериу Кырлан, принимая судебные решения вопреки закону, должны идти в тюрьму на 7 лет согласно ст. 307 УК РМ. Пальму первенства по числу незаконных решений касательно ревизии уголовных дел удерживает судья из Яловень Тамара Боубэтрын. Их у неё накопилось более трёх десятков. Зачем, спрашивается, внешние доноры и спонсоры инвестировали 10 млн. евро в программу случайного распределения дел (PIGD), если все заявления о ревизии попадают только к Тамаре Боубэтрын?

С 27.10.2012 в РМ формально действует один из лучших в мире УПК, но вся трагедия в том, что в нём полным полно мёртвых правовых норм, которые никогда не применялись в судебно-следственной практике. Вот далеко не полный перечень “мёртвых” в свете афирмаций председателя КС Александру Тэнасе, торжественно озвученных в студии Realitatea TV: “Ни в одной стране мира нельзя подслушивать телефонные разговоры без разрешения судьи. Любые специальные розыскные мероприятия, проведенные вне судебного контроля, есть провокация”: ст. 101(5), ст. 63(7), ст. 1321 – 136, ст. 94(1) п. 11), ст. 251(1) УПК. В РМ специальные розыскные мероприятия не только не санкционируются судьёй по уголовному преследованию, но в них сплошь и рядом участвуют подозреваемые и даже обвиняемые, находящиеся под арестом, с молчаливого согласия прокурора. А кто из них хоть раз потребовал подсудимых на основании ст. 101(5) УПК?  Такое им не привиделось даже в самом страшном сне.

По нашему мнению, все разговоры о реформе юстиции надо запретить, так как их суть лучше всего определил не кто иной, как то ли недоучившийся, то ли переучившийся юрист Михай Гимпу в своём воззвании к внешним донорам и спонсорам: “Ваше дело дать нам на реформы побольше денег, а уж как мы ими распорядимся согласно нашим молдавским традициям кумовства и нанашизма – это исключительно наше дело, в которое мы никому не позволим совать нос”.

Без независимого суда государство – это не государство, а шайка разбойников. Блаженный Августин, Валентин Римский, Валентин Радукан, Михаил Сакора, Михаил Колесник, Иван Сарев, Владислав Иванчевский, Валентин Липенков, Сергей Березовский, Михаид Секу, Павел Караман и др.

Об авторе admin

Научно-техническая группа PaPuRi Неформального общественно-политического движения euroliberali
Запись опубликована в рубрике Право с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *