Если закон необязателен, то стоит ли бояться нарушить его?

Если закон необязателен, то стоит ли бояться нарушить его?

 

Уважаемый и досточтимый председатель ЕСПЧ Dean Spielmann!

 

Уважаемые и досточтимые судьи ЕСПЧ!

 

Постановление № 72 КС РМ от 23.12.1999 г. интерпретировало  ст. 25(4) Конституции РМ (в редакции ЗП № 351-ХV от 12.07.2001!!!) в том смысле, что под арестом здесь подразумевается только арест обвиняемого на стадии следствия и этот арест никоим образом не подразумевает арест подсудимого на стадии судебного разбирательства. Такое дискриминационное толкование ст. 25(4) Высшего Закона (прямого действия) позволяло судебным властям продлевать арест на 90 суток на основании ст. 186(5) УПК и содержать подсудимого под стражей более 12 мес. на основании ст. 186(9) УПК.

Постановление № 72 явно ущемляло права подсудимых, арест которых в “исключительных случаях” можно было продлевать на формально законных основаниях неограниченно долго. Так, в деле № 6492/14 Rimschi, Prozor, Balakin vs. MDA арест подсудимых продлевался на 90 суток 9 раз. Делу, в котором подсудимым инкриминировалось совершение экономического преступления без потерпевших и причинённого ущерба (!), судьи присвоили безо всякого обоснования категорию “исключительный случай”.

В деле Colesnic vs. MDA арест на 90 суток продлевался 7 раз, а в деле Sacara vs. MDA, Ivancevschii vs. MDA, Jereghi vs. MDA, Lipencov vs. MDA, Răbdău vs. MDA такой арест продлевался по 4 раза. Причём во всех этих делах, где есть потерпевшие и причинный ущерб, судьи забыли присвоить и обосновать присвоение делу категории “исключительный случай”, как того требуют положения ст. 186(9) УПК.

Таким образом, факт применения в указанных делах “репрессивных” положений ст. 186(5, 9) УПК более чем очевиден и не требует согласно ст. 98 УПК доказывания.

Постановление № 3 КС РМ от 23.02.2016 признало неконституционным положения ст. 186 (3, 5, 8, 9) УПК, которые были исключены из уголовно-процессуального закона вместе с “репрессивными” синтагмами “90 суток” и “исключительный случай”.  По всей видимости, власти забыли о существовании ст. 458(3) п. 4) УПК, которая предоставляет осужденным, в отношении которых была применена хотя бы одна из “репрессивных” частей 3, 5, 8, 9 ст. 186 УПК, процессуальное право на пересмотр дела в ревизионном порядке.

Ст. 458(3) п. 4) УПК гласит буквально следующее:

(3) Пересмотр дела в ревизионном порядке может быть заявлен в случае, если:

4) Конституционным судом признано неконституционным положение закона, применённое в соответствующем деле.

Разве ст. 186(5) УПК не является положением закона, применённое в делах  Rimschi, Colesnic, Sacara, Ivancevschii, Jereghi, Răbdău, Lipencov и многих других делах? Разве оно не признана неконституционным (синтагма “90 суток”)? А разве ст. 186(9) УПК не была применена в соответствующих делах? Конечно же, была, поскольку подсудимые находились под арестом более 12 мес. Ст. 458(3) п. 4) УПК не допускает двойных толкований как, например, ст. 141(1) Конституции РМ, где изначально подразумевалось, что территориально-административные образования второго уровня составляют 11 жудецов (в 2001), а не 35 районов (в 2016). Однако судебные власти РМ категорически отказываются исполнить ст. 458(3) п. 4) УПК столь же буквально как ВСП исполнило ст. 141(1) Конституции РМ. Самый “сильный” контраргумент выдвинул суд столичного сектора Буюкань, объявивший заявления ревизуентов  Жереги Ф.  и Рэбдэу Ю. неприемлемыми. По мнению судей Будечь В. и Морозан И., в ст. 458(3) п. 4) УПК спрятан некий невидимый для нас, простых смертных (неправедно осужденных плотников, трактористов, шахтёров и др.), фильтр, отсеивающий положения ст. 186(5, 9) УПК, поскольку они относятся только к мере пресечения и их применение в соответствующем деле не повлияло и не могло повлиять на его исход.

Получается, что законы в РМ принимаются только для “посвящённых” жрецов (элиты), которые почему-то всегда трактуют их исключительно в ущерб “непосвящённым” гражданам (гоям). Так было со ст. 25(4) Высшего Закона в течение 16 лет, теперь та же история повторяется и продолжается со ст. 458(3) п. 4) УПК. Власти категорически отказываются исполнить не только эту уголовно-процессуальную норму, но и многие другие, призванные защитить гражданина от судейского произвола (геноцида).

Если “репрессивные” ст. 186(5, 9) УПК, существенно ограничивающие права и свободы граждан, применялись властями широко и с размахом, то “щадящие” положения закона, такие как ст. 186(11) УПК, ст. 175(9), ст. 303(1) Исполнительного Кодекса РМ, призванные оградить гражданина от произвола властей, в делах Rimschi, Colesnic, Sacara, Ivancevshii, Jereghi, Secu, Lipencov, Răbdău, Manoil, Coca, Borta, Caraman, Gogu, Galuşca, Ceban и многих других, не применялись вовсе. Судьи апелляционной инстанции постоянно забывали исполнить ст. 186(11) УПК, обязывающую их продлевать арест подсудимого согласно той же процедуре, что и в первой инстанции, а прокурор постоянно забывал исполнить ст. 186(6) УПК, обязывающую его за 5 дней до истечения срока ареста предоставить на рассмотрение суда мотивированное ходатайство о необходимости продления ареста подсудимого.

Прокуроры столь же забывчивы и по отношению к обвиняемым, находящимся под стражей в ИВС МВД более 72 часов вопреки требованиям ст. 175(9), ст. 303(1) ИК РМ, ограничивающих содержание лиц в учреждениях непенитенциарного типа 72 часами. Обвиняемые Rimschi, Colesnic, Sacara, Ivancevshii, Jereghi, Secu, Lipencov, Răbdău, Manoil, Borta, Caraman, Gogu, Galuşca провели в ИВС МВД (печально известный изолятор смерти по ул. Тигина, 6, мун. Кишинэу) от 5 до 42 суток. Случай Кока Ион и вовсе ужасающий. Неграмотный инвалид провёл в ИВС МВД КПР Яловень 11 мес.!!! Однако прокуроры, по ходатайству которых обвиняемым продлили арест на 30 суток, забыли, руководствуясь ст. 124(1), ст. 125(5) Конституции РМ, защитить их права, потребовав их немедленного перевода в ПУ-13, которое расположено в нескольких десятках метров от изолятора смерти, где мы подвергались чудовищным пыткам похлеще чем в седьмом круге ада из “Божественной комедии” Данте Алигерьи. Согласно Библии, тварного ада нет и никогда не было, поэтому на роль ада в РМ вполне подойдёт изолятор по ул. Тигина, 6. Адвокаты не менее забывчивы. Нам неизвестны случаи, чтобы они потребовали от судей и прокуроров исполнения ст. 186(11) УПК, ст. 175(9), ст. 303(1) ИК РМ. Защитников совершенно не беспокоит, что неисполнение (нарушение, игнорирование, неприменение) ст. 186(6, 11) УПК автоматически влечёт за собой и нарушения ст. 186(13) УПК, ст. 119, ст. 25(4) Конституции РМ, где, в частности, написано чёрным по белому: “Законность ордера может быть обжалована, в соответствии с законом, в вышестоящую инстанцию”. Как могли подсудимые обжаловать законность ордера в ВСП, если судьи апелляционной инстанции просто забыли его выписать в соответствии с законом?

Подсудимые Rimschi, Sacara, Ivancevshii, Jereghi, Secu, Lipencov, Răbdău и др. находились под стражей в ПУ-13 без ордера на арест от 3 до 13 месяцев. Случай Секу Михаила и вовсе беспрецедентный. Он провёл под арестом в ПУ-13 почти 10 мес. на основании ордера на арест, выписанного судом Хынчешть сроком на 10 суток! Малограмотному инвалиду дали на руки ордер на арест, где срок ареста вообще не был указан. Лишь спустя 11 лет (!) он, ознакомившись со своим личным делом, узнал, что срок ареста был всего 10 суток: с 28.03.05  по 06.04.2005 (9 суток?).

Редким исключением, подтверждающим общие правила, является случай Чебан Василия, которого продержали в ИВС МВД всего 24 часа, а АПК приняла по нему решение 18.02.2016 ещё до даты окончания действия последнего ордера на арест 29.03.2016.

Нарушение (неисполнение, игнорирование, неприменение) ст. 186(11) УПК равносильно нарушению не только ст. 119, ст. 25(4) Конституции РМ, но и ст. 5 § 4 Конвенции:

  • 4. Каждый, кто лишён свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным.

Повлияло или не повлияло применение в соответствующем деле “репрессивных” ст. 186 (5, 9) УПК и неприменение “щадящих”  ст. 186(11) УПК, ст. 175(9), ст. 393(1) ИК РМ на ход судебного разбирательства, равно как и на его исход? На эту тему можно и нужно написать целые научные трактаты и книги, что мы непременно и сделаем.

Соблюдение процедуры – основа основ демократии и правового государства. В США и других странах подозреваемый может избежать уголовной ответственности, если при задержании ему забыли зачитать его права (правило Миранды).

В 1520 в нескольких городах Германии были сожжены книги Мартина Лютера без достаточных на то юридических оснований. Согласно действовавшему на то время гражданскому кодексу, нельзя было уничтожать книги, не выслушав их автора. В отместку великий реформатор собственноручно швырнул в огонь папскую буллу.

Курфюрст Саксонии Фридрих Мудрый, отнюдь не разделявший антипапские взгляды Лютера, взялся тем не менее оправдать его неслыханный по своей дерзости поступок перед императором, приводя следующий довод: “Немцу, с которым поступили не по закону, надо простить сожжение не только папской буллы, но и всего канонического закона”. Высокое должностное лицо в системе исполнительной власти Священной Римской Империи встало на защиту “смутьяна” Лютера только потому, что, выражаясь современным юридическим языком, было нарушено его право на свободный доступ к правосудию, справедливое судебное разбирательство и эффективные средства правовой защиты, гарантированные ст. 19 УПК, ст. 20, ст. 26 Конституций РМ, ст. 6, ст. 13 Конвенции.

А что можно простить молдаванину в ХХI веке? Ну, например, снизить срок тюремного заключения на месяц-другой неправедно осужденному в качестве компенсации за многочисленные нарушения процедуры и по существу дела, согласно ст. 385(4) УПК. Однако, как показывает реальная судебная практика, молдаванин не вправе рассчитывать даже на такое эрзац-правосудие, которое приснилось Алисе в “Королевстве кривых зеркал”:

— Соответствие почерка?

— Нет.

— Значит, он изменил почерк, а по сему, безусловно, виновен.

Молдавские власти просто ненавидят своих подданных. По мнению властей, нет никакой разницы, например, между одним решением суда о продлении ареста на 90 суток и тремя решениями о продлении ареста на 30 суток. Ведь всё это время нахождения под стражей было зачтено осужденному в общий срок его тюремного заключения. Ведь применение к подсудимому ст. 186(5) УПК никак не могло повлиять на исход дела. Так ли это на самом деле?

Между одним ордером на 90 суток и тремя ордерами на арест по 30 суток разница огромная. Примерно такая же, как между одним землетрясением силой в 9 баллов и тремя последовательными землетрясениями силой по 3 балла. Одно продление ареста на 90 суток прокурорам и судьям гораздо проще обосновать, чем 3 продления ареста на 30 суток. В свете решения ЕСПЧ от 13.01.2015 по делу № 1649/12 Rimschi vs. MDA каждое продление ареста не может основываться на одних и тех же доводах и аргументах стороны обвинения. Например, в деле Secu vs. MDA прокурор Караман А., ловко воспользовавшись отсутствием на заседании суда защитника обвиняемого, с огромным трудом всё же убедил суд Хынчешть выписать Секу М. ордер на арест всего на 10 суток, на основании которого бедолагу продержали под стражей почти 10 мес., в течение которых прокурор сумел состряпать дело и осудить жертву беззаконий на 20 лет. Потребовалось 7 лет, чтобы Секу М. ценой неимоверных усилий смог снизить срок неправедного осуждения до 14.5 лет. Теперь забывчивые прокуроры и судьи предлагают жертве судейского геноцида стать столь же забывчивым и даже не пытаться восстановить свои нарушенные права.

Не менее пагубно на подсудимых сказывается продление ареста на срок, превышающий 12 мес. Прокуроры и судьи не утруждают себя сочинением мотивированных решений о необходимости продления ареста и штампуют их под копирку, в чём легко можно убедиться, ознакомившись с определениями судов о продлении ареста в делах Rimschi, Colesnic, Sacara, Ivancevshii и др. Прокуроры и судьи умышленно содержали подсудимых  в каменном мешке ПУ-13 более 12 мес., с тем, чтобы полностью деморализовать жертв и вытащить из них побольше денег. Выглядит невероятно, но властям невдомёк, что находясь не под арестом, а под юридическим контролем, подсудимому гораздо легче найти деньги для того, чтобы откупиться от правосудия. Так было в делах Rimschi, Sacara, Colesnic, Manoil, Ivancevshii и др. Например, судьи АПК во главе с Шпак Александру не захотели освободить Римского В. из-под стражи хотя бы на 2 недели для сбора требуемой ими суммы в 60000 евро. Судьи могли взять деньги безо всякого риска для себя и оправдать всех подсудимых на основании ст. 101(5) УПК. Такова реальная судебная практика Лучше продать всё имущество, включая жильё, чем быть осужденным на 12 лет по сфабрикованному обвинению.

Судебные власти также не видят никакой разницы между нахождением обвиняемых и даже подсудимых (как в случае с Кока Ион) в ИВС МВД и ПУ-13, где заключённых не могут, по меньшей мере, допрашивать ночью после 22:00 и выбивать с них признательные показания, как это было в делах Rimschi, Colesnic, Sacara, Secu, Caraman и др. С Кока Иона показания не выбивали, поскольку у него потерян слух и он не умеет писать, но 11 месяцев нахождения в сыром подвале ИВС КПР Яловень в период с 10.012006 по 20.12.2006 в обществе полуметровых крыс вряд ли сопоставимы с пребыванием в неплохо оборудованном помещении, в котором пятнадцатилетняя Анна Франк с родителями пряталась от нацистов.

ИВС МВД – это кромешный ад, по сравнению с которым каменный мешок ПУ-13 кажется первое время сущим раем, хотя бы потому, что можно звонить из таксофона 1 раз в 15 дней и тебя не могут допрашивать ночью в окружении полицейских в чёрных масках. Мы можем привести ещё немало доводов и фактов, доказывающих, что применение в соответствующем деле “репрессивных” ст. 186(3, 5, 8, 9) УПК, признанных 23.02.2016 неконституционными, и неприменимые (нарушение, игнорирование, неисполнение) в деле “щадящих” ст. 186(11) УПК, ст. 175(9), ст. 303(1) ИК РМ прямо и косвенно повлияли на его исход.  Но власти категорически отказываются признать даже сам факт неприменения “щадящих” уголовно-правовых норм, которые существуют только на бумаге для внешних доноров и спонсоров РМ. Между тем, факт неприменения (нарушения, игнорирования неисполнения) “щадящих” норм более чем очевиден и не требует согласно ст. 98 УПК доказывания. Менее очевидно, что Земля круглая, а в её центре нет и никогда не было никакого ада согласно самой великой в истории человечества книги – Библии.

Прокуроры и судьи постоянно уклоняются от ответа на прямо поставленный вопрос: применялись или не применялись в соответствующем деле ст. 186(11) УПК, ст. 175(9), ст. 303(1) ИК РМ? ДА (Meay) или НЕТ? (Neay)?  Нам не отвечают ни Meau, ни Neau, обосновывая это примерно так: Старый Завет отменён, поскольку Иуда предал Иисуса Христа. С целью выдавить из служителей Фемиды (жирных котов) хоть какое-то внятное мурлыкание мы призвали на помощь Святого Августина, но безрезультатно. Вместо ДА или НЕТ нас пичкают всякими бредовыми сентенциями, не имеющими никакого касательства к существу вопроса. Вот только некоторые из них.

  1. Ст. 186(13) УПК не существует (см. окончательное определение суда Чентру от 12.08.2016, вынесенное судьёй Мунтяну Д. по делу № 21-451/16 в отношении жалобы Колесник М. касательно его нахождения в ИВС МВД более 72 часов вопреки ст. 175(9), ст. 303(1) ИК РМ);
  2. Постановление № 72 КС от 23.12.1999 касательно ст. 25(4) Конституции РМ перечёркивает требование Колесник М. всего-навсего констатировать только сам факт неприменения в его деле положений ст. 175(9), ст. 303(1) ИК РМ, поскольку он находился под арестом в ИВС МВД 12 суток с 24.04.2012 по 06.05.2012 (см. определение суда Чентру от 02.09.2016 с правом обжалования, вынесенное судьёй Костюк Е. по делу № 21-743/16 в отношении Колесник М.);
  3. Судья по уголовному преследованию не вправе ответить ни ДА, ни НЕТ, поэтому согласно ст. 53(2) Конституции РМ обращайтесь за ответом на этот дурацкий вопрос в рамках процедуры гражданского судопроизводства (см. окончательное определение суда Чентру от 20.05.2016, вынесенное судьёй Булару С. по делу № 21-742/15 в отношении того же Колесник М.).

Итак, на предельно простой вопрос: применялись или не применялись в деле Колесник М. положения ст. 175(9), ст. 303(1) ИК РМ (см. Furia şi Curajul Sfântului Augustin) получены 3 существенно разных, но одинаково невнятных ответа.

Следуя рекомендации судьи Булару С., мы неоднократно обращались в течение трёх лет в суд Буюкань с исковыми требованиями к Министерству юстиции констатировать сам факт  незаконного нахождения под арестом в ИВС МВД более 72 часов и просили заплатить в качестве компенсации за такое беззаконие от 1 до 900000 леев. Наши исковые заявления, как правило, даже не принимались к рассмотрению по различным надуманным причинам. Были случаи, когда Гражданская Коллегия АПК дважды обязывала суд Буюкань рассмотреть заявление Кока И. по существу, но суд первой инстанции попросту проигнорировал эти окончательные решения кассационной инстанции вопреки ст. 120 Конституции РМ (см. решение АПК от 16.04.2015 по делу № 2r – 666/15 и  от 12.10.2015 по делу № 2r – 1997/15 в отношении Кока И.).

Судьи АПК во главе с Дога А. приняли даже сенсационное решение от 15.01.2015, признавшее нахождение под арестом Римского В. в течение 44 мес. как противоречащее ст. 25(4) Конституции РМ с присуждением ему компенсации в 15000 леев. Однако судья ВСП во главе с Виеру Т. своим решением от 17.06.2015 камня на камне не оставила от такой “крамольной” констатации, договорившись даже до того, что в деле № 2009010880 не был нарушен разумный срок судебного разбирательства вопреки вступившей 06.11.2013 в законную силу констатации из приговора суда Яловень от 30.01.2012 о нарушении разумного срока рассмотрения и это нарушение было учтено при назначении наказания подсудимым. Казалось, есть 2 окончательных судебных решения, которые не согласуются, и мы имеем право на пересмотр дела в ревизионном порядке на основании ст. 458(3) п. 3) УПК, но и здесь нас просто убила своим цинизмом судья Боубэтрын Т., которая в своём окончательном определении от 26.06.2015 безапелляционно заявила, что не существует двух окончательных судебных решений, в чём её активно поддержали её коллеги судьи Санду А., Барбос Л. и даже ВСМ вместе с Генеральной Прокуратурой, которые не усмотрели в действиях Боубэтрын Т. ничего противозаконного (см. Путешествие по замкнутому кругу или правосудие по Яловенски). Власти не хотят идти даже на малейшие уступки. Даже если допустить, что применение “репрессивных” и неприменение (нарушение, игнорирование, неисполнение) “щадящих” правовых норм не является существенным нарушением, повлиявшим на исход дела, то почему бы, руководствуясь ст. 458(3) п. 4) УПК, ст. 4 § 2 Протокола № 7 Конвенции, не провести всё-таки ревизию соответствующего дела, чтобы в соответствии со ст. 385(4) УПК снизить срок тюремного заключения ревизуента хотя бы на несколько месяцев в качестве компенсации за допущенные по отношению к нему очевидные нарушения его гражданских прав? Однако власти боятся ревизии как огня и не станут и не станут её инициировать даже за столь же большие деньги, за которые было куплено у Тэнасе А. Постановление № 3 КС от 23.02.2016 (точные цифры знает  известный специалист по криминалитету Ренато Усатый).

Достаточно часто прокуроры при содействии адвокатов пытаются уговорить ревизуентов отказаться от своих заявлений о ревизии деле,  мотивируя это тем, что  результат пересмотра дела может оказаться плачевным для него. Мы прекрасно осознаём существующие риски ухудшения нашего и без того тяжёлого положения. В результате ревизии приговор суда первой инстанции вполне может оказаться ещё суровее и несправедливее. Например, осуждённому Римскому В. сердобольный адвокат Ротару И. обозначил следующую “радужную” перспективу: вместо 12 лет Римскому В. могут назначить наказание в виде 14 лет тюрьмы, из которых вычтут не более 6 мес. в качестве компенсации за процессуальные нарушения и “незначительные” материальные ошибки, не повлиявшие на исход дела, как то:

  1. В приговоре суда Яловень от 30.01.2012, вступившем в законную силу 06.11.2013, Римский В. фигурирует как рецидивист с непогашенной судимостью, которая де-юре была погашена ещё в 2007 согласно ст. 111(1) УК;
  2. Судьи Санду А., Тома Н., Лунгу Г. втихаря добавили в приговор целый эпизод по сбыту 1.026 млн. фальшивых российских рублей от 10.08.2009, которого нет в обвинительном заключении; подумаешь, одним эпизодом больше, одним меньше, какая разница?
  3. В приговоре среди вещественных доказательств, подлежащих уничтожению, отсутствуют непонятно откуда появившиеся в деле 1.026 млн. фальшивых рублей; какая вам разница: были они уничтожены или перекочевали в другое уголовное дело?
  4. У полицейских, которые состряпали дело, не было санкции судьи на проведение хотя бы одной контрольной закупки или контролируемой поставки , как того требовали положения ст. 6 ЗП № 45 от 12.04.1994; не было у полицейских и санкции прокурора согласно ст. 1322(1) п.2) УПК (в действии 27.10.2012);
  5. Ключевой “свидетель” обвинения Серт П. был допрошен только в качестве … подозреваемого 21.09.2009, когда был арестован вместе с Римским В.
  6. Другой “свидетель” обвинения Фёдоров В. проводил контрольные закупки в статусе подозреваемого, находящегося по решению суда Чентру мун. Кишинэу от 14.07.2009 под домашним арестом;
  7. Контролируемые поставки фальшивых денег агент-провокатор Фёдоров В. проводил уже в качестве обвиняемого в том же уголовном деле № 2009010880; зачем полицейским была нужна санкция судьи или прокурора на проведение контрольных закупок и контролируемых поставок, когда имелся ордер на арест Фёдорова В. и обвинительное заключение от 22.07.2009, подписанное прокурором Плугару В. (см. с. 88-92 том ІІ дело № 2009010880).
  8. В деле № 2009010880) были применены “репрессивные” положения ст. 186(5, 9) УПК, а “щадящие” ст. 175(9), ст. 303(1) ИК (в действии 01.07.2005), ст. 186(11) УПК не были применены вовсе;
  9. В деле № 2009010880 были проигнорированы (нарушены) ст. 6 ЗП № 45 от 12.04.1994, ст. 101(5) УПК (в действии 27.10.2012), ст. 63(7), ст. 94(1) п.11) УПК, ст. 6 §3d Конвенции; АПК могла оправдать всех подсудимых только на основании ст. 3, ст. 101(5) УПК:

(5) Обвинительный приговор не может основываться, в определённой степени, на показаниях свидетелей под защитой или на доказательствах, полученных в результате проведения специальных розыскных мероприятий.

 

До 01.07.2005 содержание задержанных лиц в ИВС МВД более 72 часов не было преступлением: нет закона, нет и преступления. С 01.07.2005 закон вроде есть, но преступления закона по-прежнему нет. Помещение психически здорового человека в психиатрическую лечебницу является уголовно наказуемым преступлением, которое наказывается согласно ст. 169 УК тюремным заключением до 7 лет,  а незаконное содержание в ИВС МВД не имеет никаких юридических последствий ни для жертвы беззакония, ни для его палачей (полицейских, прокуроров). Жертвам “увлекательного” путешествия в молдавский ад, из которого многие из них возвращаются калеками и психически больными, прокуроры и адвокаты настойчиво предлагают даже не вспоминать как страшный сон. В психиатрической лечебнице пациентов, по меньшей мере, не подвешивают связанными по рукам и ногам на лом и не пропускают электрический ток через гениталии.

Агент 007 не выдержал бы таких пыток¸ через которые прошли некоторые “постояльцы” ИВС МВД. Где же всё-таки заканчиваются нарушения, которые всё же имели место, но не повлияли на исход дела, и где начинаются нарушения, которые тоже имели место и повлияли на исход дела?

Молдавские прокуроры и судьи абсолютно всеядны. Для них любые доказательства хороши,  в том числе и те, что получены с явным нарушением закона. Для них нет никакой разницы между разрешением судьи на проведение Фёдоровым В. контрольных закупок и ордером на его арест, который выписал ему 14.07.2009 судья Бусуёк И.

С одной стороны, власти в лице самого председателя КС Тэнасе А. торжественно заявляют (для внешних доноров и спонсоров РМ): “Ни в одной стране мира нельзя подслушивать телефонные разговоры без разрешения судьи. Любые специальные розыскные мероприятия, проведенные вне судебного контроля, есть провокация”. Если перевести безапелляционное заявление верховного судебного жреца РМ на реальный судебно-следственный язык, то получим: Во всех странах мира нельзя, а в РМ можно подслушивать телефонные разговоры без разрешения судьи. Любые специальные розыскные мероприятия, проведенные вне судебного контроля, заканчиваются в РМ осуждением жертв провокации на длительные сроки тюремного заключения. В деле № 2009010880 13 жертв были осуждены в общей сложности на 94 года тюрьмы. Как правило, жертвам судебного произвола не удаётся восстановить свои нарушенные правила даже с помощью  ЕСПЧ. По молдавским меркам, и нарушение ст. 6 ЗП № 45 от 12.04.1994, ст. 1322(1) п. 2), ст. 101(5), ст. 63(7), ст. 94(1) п. 11) УПК, ст. 6 §3d Конвенции не является существенным нарушением, повлиявшим на исход дела. Как следствие, эти нарушения закона не являются для властей достаточным основанием для пересмотра дела в ревизионном порядке согласно ст. 458(3) п. 2) УПК. Прокурор никогда не приводит никаких контраргументов, ограничившись только возгласом: “нет оснований и баста”. Так было когда-то в польском сейме. Достаточно было хоть одному депутату крикнуть: “не дозволяю”, и любой законопроект тут же отклонялся без объяснения причин.

Вопреки утверждению Тэнасе А., реальная судебно-следственная практика изобилует откровениями из арсенала бывшего вице-председателя ВСП Гурски К.: “Действия полиции (в деле Rimschi) абсолютно законны, поскольку положения ст. ст. 1321 – 136 УПК, регламентирующие специальные розыскные мероприятия, вошли в силу лишь 27.10.2012, т.е. уже после завершения следствия, а согласно ст. 3 УПК, уголовно-процессуальный закон не имеет обратной силы” (см. Решение ВСП от 06.11.2013 по делу № 2009010880). Гурски К. совсем невдомёк, что, согласно ст. 6 ЗП № 45 от 12.04.1994, на проведение контрольной закупки требуется разрешение судьи, а согласно ст. 1322(1) п. 2) УПК – всего лишь разрешение прокурора, которое полицейским гораздо легче получить. Если Домника Маноле заслуживает быть привлечённой к уголовной ответственности по ст. 307 УК всего лишь за ошибочную по мнению властей интерпретацию ст. 141(1) Конституции РМ, то чего тогда заслуживают судьи во главе с Гурски К. за принятие столь абсурдного с юридической точки зрения Решения ВСП от 06.11.2013??? А чего заслуживает судья Мунтяну Д., который в нескольких окончательных определениях суда утверждает, что ст. 186(13) УПК не существует? А как надо квалифицировать окончательное судебное решение от 26.04.2016 судьи Боубэтрын Т., отказавшейся исполнить ст. 458(3) п. 4) УПК в отношении ревизуента Иванчевский В., в чём её активно поддержала и судебная инспекция ВСМ? Очень странно, что это окончательное решение по поводу ст. 458(3) п. 4) УПК является единственным в своём роде. Раз власти считают его безошибочным, то почему оно не стало судебным прецедентом для всей судебной системы РМ? Почему другие ревизуенты, представившие заявления о ревизии на ФОРМУЛЯРЕ БОГА, не могут вот уже 7 месяцев получить окончательное решение по нему? АПК вот уже 4 месяца рассматривает кассационные жалобы ревизуентов Жереги Ф., Рэбдэу Ю., Секу М., Караман П., Маноил П. и не выносит по ним никакого решения. Ревизуенты Сакара М., Липенков В., Галушка С., Чебан В., Привилян С., Березовский С., Борта И., Кока И., Колесник М., Струца М., Гогу Р. не могут пока преодолеть барьер первой инстанции. Потребовались наши неоднократные обращения к министру юстиции Чеботарь В. и председателю парламента Канду А. с тем, чтобы как-то заставить судебные инстанции районного уровня приступить к рассмотрению наших заявлений на основе ст. 458(3) п. 4) УПК.

А как быть с ревизуентом Секу М., по отношению к которому ни разу не была применена ст. 186(5)УПК, но он находился под арестом почти 10 мес. на основании ордера на арест сроком на 10 суток? Разве это обстоятельство не является достаточным основанием для пересмотра дела на основании ст. 4 § 2 Протокола № 7 Конвенции?

Несмотря на существующие риски ухудшения нашего положения в результате пересмотра дела, мы будем требовать и требовать ревизии на основании ст. 4 § 2 Протокола № 7 Конвенции, которую власти категорически не приемлют в качестве составного элемента национального уголовно-процессуального права вопреки ст. 2(2) УПК. Мы знаем, что нам всем откажут или уже отказали в ревизии, в связи с чем напрашивается весьма неутешительный вывод. Если отмеченные нарушения наших гражданских прав не имеют никаких юридических последствий ни для нас, жертв судейского геноцида, ни для наших палачей (полицейских, прокуроров и судей), то положения закона в виде ст. 458(3) п. 4), ст. 460(1, 61), ст. 186(11), ст. ст. 1321 – 136 УПК, ст. ст. 2, 167, 175(9), 1751(1), 303(1) ИК РМ, ст. 25(4) Конституции РМ, ст. 6 § 3d,  ст. 4 § 2 Протокола № 7 Конвенции надо попросту упразднить и изъять из уголовно-процессуального закона РМ:

Где нет закона, нет и преступления. Рим. 4 :15

 

А то получается, что закон  вроде есть, но его нарушение (игнорирование, неисполнение, неприменение) никто не замечает, включая всех без исключения 1700 адвокатов во главе с Лозан Н., Нэстасе А., Павловский С., Ульяновский Г., Урсаки А., Руденко Э., Ротару И., Задойнов Р., Мидриган П., Амихалакиоае Г., Нагачевский В., Грибинча В., Сосна Б., Моисеев В. Все они, как немые утки и ягнята доктора Лектора, почему-то не требуют от властей исполнить ст. 458(3) п. 4) УПК столь же буквально, как ВСП исполнила ст. 141(1) Конституции РМ. Десятки и сотни заявителей воспользовались ФОРМУЛЯРОМ БОГА с тем, чтобы восстановить своё процессуальное право для подачи жалобы в ЕСПЧ и КПЧ ООН, но власти умышленно растягивают процедуру рассмотрения наших заявлений о ревизии на долгие месяцы и даже годы, игнорируя при этом свои же собственные окончательные решения. Так, суд Яловень даже и не думает исполнять решения АПК от 17.05.2016, вынесенное судьями Иордан Ю., Лысый Г., Врабий С., где имеются следующие вступившие в законную силу констатации: “В свете положений ст. 6 Конвенции, судебная инстанция обязана высказаться по всем аргументам, представленным участниками процесса. Неполное рассмотрение всех этих аргументов равносильно отказу в рассмотрении дела по существу”. Никто не собирается вопреки ст. 120 Конституции РМ обращать внимание и на аналогичные вошедшие уже в историю констатации из окончательного определения суда Яловень от 20.05.2015, вынесенное судьёй-адвентистом Счастливый Ю.: “Неполное рассмотрение всех представленных в заявлении о пересмотре дела в ревизионном порядке аргументов является нарушением положений ст. 6 §1 Конвенции, ст. 20 Конституции РМ, ст. 19 УПК”.  Из 15 аргументов в пользу ревизии, представленных ревизуентами Римский В., Прозор Т., Балакин А., Прозор А., Одажиу Д., суд Яловень не рассмотрел до сих пор ни один.

В этой связи мы просим ЕСПЧ провести устные слушания по жалобе Rimschi, Sacara, Manoil, Colesnic, Ivancevschii, Secu, Jereghi, Răbdău, Lipencov, Coca, Caraman, Borta, Rotari, Ceban, Gogu, поскольку поднятые в них правовые вопросы носят общий для всей судейской системы характер. Недостаточно, чтобы эти жалобы были сообщены Правительству РМ, которое не способно ответить ни на один наш вопрос (см. Всего 3 вопроса Правительству РМ). Без проведения устных слушаний в Страсбурге судейский геноцид будет продолжаться, принимая всё более чудовищные формы.

Как украденные у народа миллиарды (по сообщениям печати, их украл некто Плаха) невозможно вернуть без деятельного участия ЦРУ, ФБР, Интерпола, так и судебную систему, которая по сообщениям печати сильно помогла тому же Плахе осуществить кражу века, нельзя заставить функционировать не по воровским понятиям, а по закону и европейским стандартам без активного вмешательства ЕСПЧ и КПЧ ООН. Случайно или нет, но КПЧ ООН, находящийся в Женеве, по улицам которой разгуливает Плаха-младший на болиде в 1.2 млн. €, даже не принимает к рассмотрению индивидуальные жалобы молдавских граждан на том лишь основании, что РМ якобы не ратифицировала Первый факультативный протокол  к МПГПП от 23.03.1976 (см. жалобы А. Прозор, Д. Одажиу, В. Радукан на euroliberali.md). На самом деле такой протокол ратифицирован в 2008, но зачем царству немых уток и овощей хоть один судебный прецедент в КПЧ ООН?

В РМ закон обязателен только по части “репрессивных” правовых норм по отношению к  рядовым гражданам. Полицейские, прокуроры и судьи испытывают лютую ненависть и категорически отказываются применять те уголовно-процессуальные нормы, которые можно отнести к разряду “щадящих”. Для судебно-следственных органов закон совсем не обязателен.

А если закон необязателен, то стоит ли бояться нарушить его?

Жертвы судейского геноцида:

 

V. Rimschi, M. Sacara, P. Manoil, M. Secu, P. Caraman,

V. Ivancevschii, M. Colesnic, S. Rotari, I. Coca, I. Borta, V. Lipencov,

F. Jereghi, Iu. Răbdău, V. Ceban, R. Gogu, I. Sarev,

V. Blănaru, V. Cebotari, A. Ţurcanu, A. Ceban

Об авторе admin

Научно-техническая группа PaPuRi Неформального общественно-политического движения euroliberali
Запись опубликована в рубрике Право с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *